О наболевшем: как утилизируют мусор



Весь последний год я живу в самом натуральном медвежьем углу — по крайней мере, создается именно такое впечатление после доброго десятка магазинов в шаговой доступности, стопки торговых центров и прочих "благ цивилизации", которые крайне редко, но все же приходилось посещать. Сейчас этого нет — ближайший магазин в паре километров от дома, автобусная остановка, школа и аптека — еще дальше. Налегке преодолеть это расстояние не составляет труда, с двумя маленькими детьми уже сложнее, но речь не об этом, а о том, что мусорные контейнеры тоже где-то на линии горизонта.

Город маленький, и ни о какой сортировке мусора речи здесь не идет, да и не поможет она: не предусмотрены в моих краях мусороперерабатывающие предприятия. Впрочем, так — почти по всей стране, с очень редким исключением. В супермаркетах огромный ряд занимает пластиковая одноразовая посуда, предназначенная для пикников, на которых она в итоге в большинстве случаев и остается. А в Евросоюзе, который обычно принято ругать, хотят утвердить директиву по борьбе с пластиковыми отходами. Там собираются полностью отказаться от одноразовых предметов, на изготовление которых расходуется пластмасса. Статистика, которую предоставляет ЕС, гласит: более 70% всего вырабатываемого мусора — это пластик. В планах Евросоюза запретить целых десять категорий товара (да, это капля в море во всеобщем изобилии, но и Москва не сразу строилась), среди которых — палочки-крепления для воздушных шариков, ватные палочки, коктейльные трубочки, и прочее в том же духе. Для этих вещей легко подобрать аналоги, изготовленные из натуральных материалов, или хотя бы таких, которые оказывают более щадящее воздействие на окружающую среду. Тот же Евросоюз ставит перед собой цель: к 2025 году найти способ переработки и последующего применения для 95% всего производимого пластика. А что же сейчас?

Из всего количества ресурсов, добываемых человечеством, только из 10% изготавливают продукцию, которая нам действительно необходима и идет на пользу, а еще 90% — это будущие отходы. Мне запомнилась фраза из какого-то выступления Михаила Задорнова — "Мы не по качеству соскучились, а по яркой обложке, по упаковке!". Видимо, статистика права, и в некоторых случаях откровенно паршивое качество прощается за красивую коробочку. Да и бог бы с ней, с той упаковкой, если б было, куда ее девать, но ведь некуда! ТБО, они же — твердые бытовые отходы — имеют свойство накапливаться. Грамотная утилизация и переработка пока что стоят на уровне исключения, нежели правила, хотя должно быть совсем наоборот.

Во многих европейских странах действует интересная система: вместо того, чтобы перевешивать головную боль по утилизации отходов на муниципальные органы, законодательство раз и навсегда постановило — производитель сам отвечает за переработку упаковки своего товара. Потребитель может прийти в любой супермаркет, и сдать абсолютно любую тару, которую отправят на дальнейшую переработку обратно к производителю, а магазин обязан ее принять и выдать на кассе определенную копеечку. Логика проста до безобразия: если вам приходится тратить ресурсы на переработку изготовленной вами же тары, то вы постараетесь как можно экономнее расходовать упаковочные материалы. Даже если вложить стоимость переработки в цену товара — этого этапа все равно не избежать. А вот и последствия: в России за вывоз и утилизацию отходов отвечают муниципальные предприятия, а не бизнес. О чистоте городов в Европе и в России и говорить не приходится. Мне очень хочется остаться в розовых очках, — я пока что верю, что все дело в проблеме утилизации мусора, а не способности спокойно насвинячить на улице/на природе и пойти дальше по своим делам.

Как бы там ни было, но утилизация отходов, будь то сырье с предприятий или жилых районов, — весьма болезненный для России вопрос. Мусороперерабатывающие заводы есть далеко не в каждом городе: кое-где имеются, конечно, но в основном это предприятия, которые могут предложить только банальное сжигание мусора, а не его полноценную переработку. Все манипуляции с отходами на таких предприятиях чаще всего ведутся вручную, что увеличивает трудоемкость и длительность процесса. А Запад по большей части от подобного метода отказался — экологи давным-давно доказали, что при сжигании мусора в окружающую среду выбрасывается ничуть не меньше (а то и больше) вредных веществ, чем вследствие работы какого-либо промышленного предприятия. Путь упрощения — не всегда самый верный, но почему-то именно по нему вприпрыжку скачут российские коммунальщики, и я имею в виду не простых работяг, а вышестоящую прослойку. Куда обычно вывозят мусор? На ближайший полигон. Города обрастают такими свалками, которые время от времени засыпают толстым слоем глины и земли, чтобы придать им мало-мальски приличный вид. Но ведь нельзя постоянно наращивать свалку в высоту, верно? И свободных мест, на которых можно разместить очередной полигон, с каждым днем все меньше, особенно вокруг мегаполисов. Но мусора-то меньше не становится, скорее, все наоборот. Местечковые управленцы не могут, или не хотят решить эту проблему, так что дело дошло до вопроса президенту во время горячей линии. Вопрос был задан в прошлом году, и была закрыта свалка в Балашихе. Но, наверное, правильнее будет сказать, что из Балашихи ее просто перенесли.

И вот что интересно. Если в европейских странах озабочены тем, куда девать накапливающийся мусор, как его переработать, и как не причинить вреда окружающей среде, то некоторые азиатские и европейские государства поступают точно наоборот: для них мусор, хоть свой, хоть чужой — способ заработка. В погоне за пополнением казны они скупают отходы в соседних странах, чтобы утилизировать их на своей территории. Например, столица Ганы, Аккра — один из районов города представляет собой натуральное кладбище электронных отходов. Вышедшие из строя электронные приборы, отслужившие свое батарейки, компьютеры, — почти 215 тысяч тонн этого добра ежегодно импортируется в Гану из Западной Европы, чтобы упокоиться на "личной" свалке. Добавьте сюда еще почти 130 тысяч тонн своего "добра", и не забудьте учесть, что местным мусороперерабатывающим предприятиям очень далеко до уровня современных и экологичных заводов. Да, какая-то часть отходов перерабатывается, получая статус вторсырья, но львиная доля просто закапывается в землю. И пусть бы закапывалось, будь это бумага или пищевые отходы, но нет — в большинстве своем это пластмасса всех мастей, и тяжелые металлы. Снова и снова закапывая это "богатство", Гана постепенно приобретает статус экологической бомбы замедленного действия.

На примере реки Читарум, что в Индонезии, можно рассказать о ситуации, которая давно перестала быть чем-то ужасающим для ряда стран, и, если можно так выразиться, вошла у них в привычку, превратившись в нечто обыденное. Итак, Читарум — полноводный поток, бегущий мимо Джакарты, столицы Индонезии, в сторону Яванского моря. Она очень важна не только для пяти миллионов человек, постоянно проживающих в ее бассейне, но и для всей Западной Явы в целом — вода из Читарума используется в сельском хозяйстве, организации водоснабжения промышленности, и многом другом. Но, как это обычно и бывает, на берегах этой реки выстроились несколько десятков текстильных предприятий, которые "дарят" Читаруму отходы в виде остатков красителей и прочей химии. Если бы этим можно было обойтись, то беда невелика: очистные сооружения могли бы хоть немного решить эту проблему. Дело в том, что реку очень сложно рассмотреть, и не спутать с очередной свалкой: ее поверхность сплошь покрыта разнообразным мусором, большую часть которого представляет все тот же пластик. В 2008 году Азиатский банк развития выделил полмиллиарда кредитных долларов, которые должны были пойти на очистку реки: Читарум назвали самой грязной рекой мира. Дотация пошла по назначению, но воз и ныне там. Пока власть имущие решали, что делать с рекой, народ настолько привык скидывать в нее все лишнее, что на ум приходит пословица о горбатом и могиле. Более того, рыбаки, которые остались не у дел из-за загрязнения Читарума (рыбу, которая умудрилась выжить и приспособиться к условиям обитания в такой клоаке, попросту опасно употреблять в пищу), нашли новый способ заработка: они собирают пластиковый мусор с поверхности реки и сдают в пункты переработки, где им за это приплачивают небольшую копеечку. Так что все довольны — одни "отмыли" деньги, вторые продолжают зарабатывать, третьи не заморачиваются с местом, куда можно выбросить мусор. Рыба только недовольна. Но она же молчит, значит, все в порядке.

Молчит она и в Тихом океане, где из пластикового мусора образовался самый настоящий остров. Я уже упоминала его на этом ресурсе, ссылку приведу в конце этой статьи. Здесь тоже ежедневно собираются десятки "предпринимателей", собирающих все ценное с мусорного пятна. Досадно, что для многих из них этот способ заработка — единственный.

По всему миру исследователи этой проблемы в один голос твердят: надо быть экономнее, это единственное решение "мусорного вопроса". Вместо того, чтобы выбросить консервную банку или флакон из-под шампуня на свалку, где их закатают в землю и оставят разлагаться на долгие годы, можно переработать их во что-то полезное. Особенно этот вариант уважают на Западе, ведь переработка означает, что на условном мусоре можно заработать/сэкономить еще раз, а то и не один.

В России, Южной Америке, Африке и Азии люди еще не выработали для себя правило — сортировать мусор. Несмотря на то, что это до безобразия просто, мы по-прежнему скидываем в один контейнер все подряд — строительный мусор и отходы после приготовления пищи, прочитанные газеты, стеклянные бутылки, и прочее, прочее, прочее. У нас в общедоступных зонах еще не стоят контейнеры с надписями "Для стекла", "Для пищевых отходов", "Для пластика", и так далее — о каких "специализированных" контейнерах может идти речь, если и обычные-то не везде можно найти, как вот сейчас в месте моего проживания. В Западной Европе и Северной Америке давно практикуют подобный метод, потому что уяснили — сортировать отходы проще и экономичнее сразу в жилых кварталах, а ресурсы, которые освободятся на предприятиях, освобожденных от сортировки, можно направить на переработку.

Интересная система существует в Германии. Кроме привычного здесь отдельного сбора мусора, есть еще Duales System Deutschland GmbH — по сути, законодательно установленное требование, согласно которому любой производитель обязан не только снижать количество материала, расходуемого на упаковку товара, но и разрабатывать ее либо быстроразлагаемой в естественной среде, либо не доставляющей особых хлопот при переработке на соответствующем предприятии. Вот бы и нам такой закон! Но пока подобный уровень только в Германии, за ней не угнались даже остальные европейские страны — теоретически немцы могут даже утилизировать мусор из других стран, не только свой.

Неплохо "мусорный вопрос" решают в Австралии: ежеквартально в каждом населенном пункте выделяется до 350 австралийских долларов, предназначенных именно для вывоза отходов и их переработки. Да, свалки существуют, но, скорее, в качестве временного хранилища, этакой перевалочной базы: сортировка отходов здесь тоже имеет место, но в более глобальном смысле. Строительный мусор отвозят в одну сторону, продукты жизнедеятельности с животноводческих ферм — в другую. Каждая свалка имеет свое целевое назначение, и у каждого вида отходов есть свой способ переработки и варианты дальнейшего применения.

Однако в качестве наиболее оригинального способа утилизации мусора я хотела бы выделить Семакау — один из нескольких десятков сингапурских островов. Причина выделения проста: дело в том, что этот кусочек твердой земли — вовсе никакая не земля, точнее, далеко не весь он из нее состоит. Семакау — искусственный остров, строительство которого началось в 1999 году, а его завершение планируется только к 2035 году. Так как Сингапур — это множество островов, то организовывать свалку в прямом смысле этого слова здесь просто нет возможности, но от этого мусора меньше не становится. Островитяне нашли интересное решение: примерно 38% производимых отходов вполне можно сжечь, еще 60% отправляется на вторичную переработку, а оставшиеся 2% отходов, которые нельзя ни сжечь, ни как-то с пользой утилизировать, отправляются на Семакау. Сейчас его площадь составляет 350 га, и продолжает постоянно расти. На строительство Семакау ушло 63 миллиона кубометров отходов: перед отправкой на "строительную площадку" они были засыпаны в прочные пластиковые блоки, впоследствии надежно затянутые тканевой непроницаемой мембраной. Блоки ссыпают в закрытую "бухту", огороженную подобием плотины, предотвращающим их распространение по океану. Полученная поверхность скрепляется, засыпается изрядным слоем плодородной почвы, засаживается деревьями и превращается еще в несколько сотен квадратных метров вполне обитаемой, красивой зоны. За качеством воды в акватории вокруг Семакау ведется непрерывное наблюдение: за все эти годы оно не пострадало, поэтому местная экологическая обстановка вполне внушает доверие — здесь можно купаться, а пойманную в окрестностях "мусорного острова" рыбу вполне можно употреблять в пищу.

Фото: остров Семакау

Источник: slavyanskaya-kultura.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии