На борьбу с борщевиком бросят гусениц



В Институте проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова выявили гусениц, которые поедают цветки опасного для человека борщевика. Способом уже заинтересовались в Подмосковье: со следующего года новую методику планируется включить в программу по борьбе с борщевиком в Шаховском районе Московской области. Авторы нового способа борьбы с борщевиком Сосновского, научные сотрудники Института Марина Кривошеина и Надежда Озерова, рассказали о своей разработке.

Бабочки-моли — борщевиковая совка и плоская моль пастернаковая — в конце мая — начале июня откладывают яйца на пастернак. В местностях европейской части России, загрязнённых борщевиком, где это ядовитое растение цветёт ближе к середине июня и к этому времени появляются гусеницы, стебли и листья пастернака предполагается срезать и переносить в заросли борщевика. — На борщевик из бабочек только махаон откладывает яйца. Но гусеница махаона очень медлительная и съедает в процессе своего развития лишь 10–15 лучиков зонтика. А совки и моли очень активны. Они тратят много энергии на передвижение, поэтому много едят.

Если махаон съедает несколько цветков, то гусеница падает в почву и окукливается. А совки и моли после съедания цветков уходят внутрь стебля и продолжают выедать и его. Гусеницы вдобавок строят паутинное гнездо на цветках и загрязняют их своими экскрементами, в результате чего борщевик даёт намного меньше семян. На один цветок борщевика достаточно 2–3 гусениц. Окукливаются они в стебле. После чего стебель ломается и оставшаяся часть цветков увядает, то есть семена не развиваются, — рассказала Кривошеина.

— Вообще борщевик Сосновского цветёт один раз в жизни. Растение, сбросившее семена, погибает. Само по себе использование гусениц в борьбе с борщевиком не ново в научном мире, но проблема заключалась в поиске эндемиков, и авторы из Института Северцова, запатентовавшие свой способ, ставят себе в заслугу отказ от завоза насекомых с Кавказа (их предлагалось использовать ранее). Борщевик Сосновского приносит наибольший вред среди всех видов борщевика на европейской территории России (очень быстро размножается, вырастает до 5 м в высоту, с ним также очень сложно бороться); завезён в конце 1940-х годов с Кавказа, до 1970-х годов его сажали вдоль дорог как забор от скота и диких животных, также им кормили сельхозживотных. — Нашим способом можно уничтожить локальные популяции борщевика, — уточнила Кривошеина.

— Но сейчас масштаб распространения борщевика такой, что нужно комбинировать разные методы. Мы пробовали такой вариант: в мае скашиваем, чтобы он не рос до своих 2–5 м, а когда он только начинал цвести в 10-х числах июня, выпускали гусениц. Это было наиболее эффективным способом. Кроме окоса используются и гербициды. К сожалению, ранней весной фермеры заняты посевом, поэтому у них нет времени уделять внимание борщевику. Нет его и у любителей природы. Отдыхающие, грибники и рыбаки, проходящие сквозь заросли, получают ожоги, лечение которых может затянуться на месяц — фототоксичные вещества, которые испускает сорняк вне зависимости от контакта с ним, действуют на кожу только в солнечную погоду.

Также борщевик влияет на качество молочной продукции. В институте даже хотят создать специальные фермы по разведению гусениц, но пока на них нет денег. Завотделом гербологии ВНИИ фитопатологии, академик Российской академии сельскохозяйственных наук Юрий Спиридонов заявил, что в какой-то степени разработанный метод — авантюра, поскольку авторами изобретения не проработаны методы контроля распространения гусениц на другие культуры.

— Во-первых, борщевиковая совка ест не только борщевик, но и ближайшие виды по семейству, те же сельдерей и морковь. Поэтому довольно опасно это применять на фермерских хозяйствах или дачных участках. Гусеницы расползаются, попадают на грядки. Там, где участки обособленные, там можно. А когда дачные участки по соседству, опасно, — пояснил Спиридонов.

— В 1990-х годах из Крыма нам в институт привезли улиток. Они крупные, даже съедобные. Лаборатория подыскивала специальные растения для них для питания. Чаще всего это был салат, который улитки с удовольствием лопали. Опыты провели, и мы их выбросили, но улитки прижились. Они заняли не только территорию института, но и пошли дальше. Эти улитки едят всё, что попадается на пути. Спиридонов отдаёт предпочтение химическим, а не биологическим методам борьбы с борщевиком.

— Способов уничтожения борщевика много, и механический способ наиболее трудоёмок. В Подмосковье нужно 3–4 окоса, чтобы борщевик к осени истощился. Однако такая большая площадь, как Подмосковье, размером с небольшое европейское государство, потребует массу средств и труда. Сегодня распространены гербициды, которые обезвреживают лишь верхнюю часть, при этом идёт очень сильное отрастание за счёт корневой системы, которая не страдает. В результате вместо одного уничтоженного стебля вырастает пять. Поэтому нужен препарат, который уничтожает корневую систему, такие препараты сейчас появляются, — говорит Спиридонов.

В настоящее время ВНИИ фитопатологии ведёт переговоры с одним оператором нефтепроводов по уничтожению сорной растительности, в том числе борщевика. — Нефтяники просят, чтобы мы занялись уничтожением нежелательной растительности вблизи труб. Скорее всего, мы будем применять препараты, однократная обработка которыми способна полностью уничтожить корневую систему. О финансировании проекта пока говорить рано, нефтяники ждут результатов тестирования наших препаратов.

Кроме того, химик-биолог, президент Ассоциации активных долгожителей Геннадий Горюшкин в целом против распространения насекомых-вредителей и отмечает, что «экосистема этот сдвиг отрегулирует через пару лет, а борщевик Сосновского приобретёт ещё одну устойчивость». Но, как заявила главный научный сотрудник ботанического сада имени Н. В. Цицина РАН Юлия Виноградова, экологический ущерб от борщевика налицо. — Борщевик Сосновского — инвазионное растение.

Он душит даже редкие краснокнижные растения и в целом заглушает нашу природу. Никто не считал экономический ущерб от борщевика. Ведь даже если его косят, он оставляет ожоги. В мире известен случай летального исхода от борщевика. В европейской части России борщевик — сорняк № 1, потому что нет способов борьбы с ним. А второй сорняк — это амброзия. Семена борщевика Сосновского могут закапываться на глубину до 50 см, это так называемые стратегические семена, «на потом». Вся земля европейской части страны засорена его семенами, через несколько лет они всё равно прорастут. То есть его можно выкопать локально, на приусадебном участке, а потом всю жизнь наши дети и внуки будут за этим следить, — говорит Виноградова. Она указала, что сегодня в научных кругах популярна тема борьбы с инвазионными растениями при помощи занесённых из других регионов насекомых-вредителей — но проблема в том, что насекомые-мигранты тоже могут стать инвазионными. Если же использовать местных насекомых, как предусмотрено планом Кривошеиной и Озеровой, ущерба экосистеме можно избежать. Кривошеина и Озерова убеждают в безопасности своего метода.

— Можно высаживать гусениц прямо рядом с огородом — эти гусеницы не едят морковь, сельдерей и другие сельхозкультуры. По крайней мере там, где мы работали, гусеницы их не едят. Они иногда едят пастернак и укроп. Конечно, бывают вспышки массового размножения, тогда гусеницы могут пойти на другие растения. Но это нетипично, — говорит Кривошеина. Галина Воробьёва, первая замглавы администрации Шаховского муниципального района Московской области, где проходили исследования биологов, уже предложила внести этот метод в специальную программу по борьбе с борщевиком. — Мы готовы работать с биологами Института Северцова.

Мы проблему видим. Все способы, которые были доступны, мы использовали. В Шаховском районе со следующего года мы начинаем целенаправленно бороться с борщевиком. Мы приняли программу на пятилетку (2016–2020), в рамках которой будет проводится 10 окосов ежемесячно. Основные места с зарослями борщевика мы знаем, они нанесены на карту. Для этого мы создаем бригаду. Приобретаем спецкостюмы, поскольку косить в обычной форме невозможно: борщевик оставляет ожоги. Ранее мы поливали в различных населённых пунктах ядохимикатами, но результатов это не дало, — рассказала Воробьёва. В Минсельхозе «Известиям» сообщили, что с 1 января 2015 года борщевик Сосновского утратил статус сельскохозяйственной культуры, однако ведомство пока никак не планирует бороться с этим сорняком на федеральном уровне.

— Для разведения гусениц нужны теплицы и ангары, но на это нет средств. Все работы выполняли в основном энтузиасты. У нас нет финансовой возможности ставить теплицы и лаборатории, где бы мы смогли выращивать гусениц. Поэтому мы использовали ареалы их естественного обитания в природе. Это север и северо-запад Московской области, вплоть до Ленинградской области, — добавила Кривошеина. — Сначала мы изучали вредителей борщевика, поскольку считалось, что он не повреждается насекомыми. А сейчас к таковым относят зонтичную моль, жука-усача, жука-слоника и других, но продуктивность борщевика от их воздействия не падает. Три года мы собирали собирали насекомых с других видов зонтичных. 

Источник: www.ecocommunity.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.