Монгольская плотина угрожает Забайкалью


Похоже, возымели действие многочисленные запросы российских экологов, региональных администраций, ученых, общественности относительно ущербности монгольского гидропроекта для российского Забайкалья. А именно: Комитет по Всемирному природному наследию (ВПН) ЮНЕСКО в конце июля с.г. предписал Улан-Батору остановить означенные работы до проведения комплексной экологической экспертизы проекта. Вскоре эти работы были остановлены.

Но программа переброса в другие районы Монголии трансграничных с РФ северомонгольских рек («Синий конь») все-таки планируется к реализции. Пока...

Хотя этот проект на российско-монгольской реке Ульдза впрямую угрожает биосфере, сельскому хозяйству, рыбопромыслу, а следом — социально-экономической ситуации в юго-восточном Забайкалье. Не говоря уже о бессрочных негативных его последствиях для российско-монгольско-китайского заповедника «Даурия» и примыкающих к нему Торейских озёр. Кстати, «Даурия» и Тореи включены ЮНЕСКО в перечень трансграничных природных объектов международной значимости.

Что касается упомянутого предписания Комитета по Всемирному природному наследию (ВПН) ЮНЕСКО, оно принято 44-й его сессией в г. Фучжоу (КНР), которая постановила прекратить работы по проекту на р. Ульдза, впадающей в озёра на российской территории. Отмечена «крайняя озабоченность» началом строительства плотины в 2020-м, что «произошло без уведомления ЮНЕСКО» притом, что река Ульдза «является основным источником воды для Торейских озёр в пределах российской части участка наследия». А состояние этих озёр зависит «от естественных циклических режимов течения (реки Ульдза — И.Л) и колебаний уровня воды».

В ходе упомянутой сессии Комитета ВПН ЮНЕСКО, Минприроды РФ официально поддержало оценку ущербности гидроплотины на Ульдзе, призвав Улан-Батор к проведению совместной экологической экспертизы данного проекта.

По последней информации пресс-службы этого ведомства, такая экспертиза тем более востребована, поскольку Монголия начала строительство плотины «на реке Ульдза в 2020 году без предупреждения российской стороны».

Михаил Крейдлин, руководитель программы по особо охраняемым природным территориям отделения Гринпис в РФ, отмечает, что после запроса ЮНЕСКО (в канун сессии ВПН-Комитета в Фучжоу) монгольская сторона представила свою оценку воздействия проекта на окружающую среду, «чтобы доказать безопасность возводимого объекта».

Однако в связи с решением сессии Комитета ВПН ЮНЕСКО, работы по проекту, похоже, прекратились. Во всяком случае, спутниковые снимки второй половины июля — начала августа с.г., по словам эксперта, показывают, что «никаких действий монгольской стороной не предпринимается».

Причем монгольская сторона среагировала на такие оценки ещё в преддверии сессии Комитета по ВПН. Точнее, 16 июня с.г. в Госдуме РФ состоялось заседание депутатской Группы по связям с парламентом Монголии. В ходе заседания Иван Кущ, глава департамента международного сотрудничества Минприроды РФ, сообщил, что когда в РФ находилась с визитом (31 мая-2 июня с.г.) министр иностранных дел Монголии Б. Батцэцэг, вопрос о приостановлении строительства плотины поднимался, «и реакция министра реакция была положительной». То же российское ведомство инициирует исследование, «чтобы доказать монгольской стороне, что последствия проекта будут необратимы и нанесут вред окружающей среде».

А в развитие решения 44-й сессии Комитета ВПН ЮНЕСКО постановлением правительства России от 4 августа с.г. (N 1302) площадь Даурского заповедника расширена более чем в полтора раза, до 84,1 тыс. га. Это произошло за счет включения в него большей части озера Зун-Торей, то есть основного водоёма Торейских озёр (Ульдза впадает в Зун-Торей).

То есть, расширена площадь Всемирного природного наследия ЮНЕСКО за счет приграничных с Монголией Торейских озёр, являющихся также водно-болотными угодьями международного значения. Значит юридически невозможны какие-либо односторонние мероприятия, нарушающие экологический режим всей этой территории и её международный биосферный статус.

Более того, той же сессией ВПН-Комитета рекомендовано «России и Монголии, с возможным участием Китая, рассмотреть будущее расширение трансграничного объекта Всемирного природного наследия (то есть, заповедника «Даурия» — И.Л.) с целью охвата дополнительных участков лесостепи и мест обитаний перелётных птиц и монгольской газели».

Эта рекомендация тем более затрудняет реализацию данного монгольского проекта. И подтверждает, а по сути — усиливает международный экологический статус Даурско-Торейского биосферного региона. 

Между тем в Монголии ведётся подготовка более масштабного проекта («Синий конь»): переброса большей части стока трансграничных рек, примыкающих к Байкалу и Забайкалью, в засушливые юг и юго-восток страны. Предусмотрено возвести 33 плотины на 13 реках Монголии, включая основные трансграничные с РФ реки — Селенга, Онон и Керулен.

Международная экологическая коалиция «Реки без границ», Гринпис России и многие российские профильные эксперты уже сделали запрос в ВПН-Комитет ЮНЕСКО насчет проведения под его эгидой исследования по вопросам экологических последствий этого проекта для Байкала, впадающих в Байкал монгольско-российских рек и для их притоков.

Хочется надеяться, что столь масштабный и столь же проблемный проект тоже будет поставлен под контроль. В этой связи напомним, что не без вмешательства того же Комитета Монголия в 2020-м остановила работы по созданию каскада ГЭС на впадающей в Байкал Селенге, поскольку он впрямую угрожал биосфере всего Байкальского региона.

Основные  проекты переброса северомонгольских рек.

Игорь Леонов

Источник: www.stoletie.ru