20 мая вот уже который год отмечается экологический праздник – День Волги



20 мая вот уже который год отмечается экологический праздник – День Волги.

Но радоваться волжанам нечему - концертами и субботниками реке не поможешь. В прошлом году   впервые официально маловодье на Волге признали катастрофой.

В 2015 году из-за острой нехватки воды (почти вполовину ниже средних запасов) не оказалось, особенно в низовьях Волги, влаги в почве, достаточной для сельского хозяйства. Рыба, в том числе сохранившиеся только здесь осетровые виды, лишилась большинства мест нереста. В «отшнурованных», пересыхающих водоемах происходили массовые заморы рыб. В селах Волго-Ахтубинской поймы пересохли колодцы глубиной 9-10 метров. Не работали оросительные системы. Из-за низкого уровня воды создалась угроза перебоев в водоснабжении, ухудшение экологической обстановки. Начались ограничения судоходства. Крупнотоннажные суда с низкой осадкой не могли пройти на некоторых участках Волги, например,   в 30-40 км выше Нижнего Новгорода. Грузы здесь приходилось переправлять до необходимой судоходной глубины в 4 метра малыми партиями, а туристов круизных лайнеров перевозить на автобусах.

Диагноз «катастрофа» был озвучен в прошлом году на круглом столе в Волгограде, организованном компанией «РусГидро» с видеотрансляцией для   журналистов Поволжья.

Среди участников мероприятия были Тимур Хазиахметов, заместитель директора департамента по эксплуатации управления режимами ОАО «РусГидро», Анатолий Быков, руководитель Нижне-Волжского бассейнового водного управления (Росводресурсы) и профессор Виктор Данилов-Данильян, член-корреспондент Российской академии наук, доктор экономических наук, директор Института водных проблем РАН. В марте этого года уже в расширенном составе и на ту же тему проходил круглый стол на астраханском телевидении. Состоялся и ряд других встреч. Присутствуя на одних и ознакомившись с материалами других, я думала, что же скрывается за   откровениями главных специалистов ведомств и ученых? С одной стороны, понятно: необходимо расставить правильные для СМИ акценты, с другой, - привлечь как можно больше внимания к последствиям природно-антропогенных процессов. Но что же на самом деле происходит на бывшей когда-то шумной и оживленной «главной улице России» – крупнейшей реке Европы?   

Экологические проблемы заметны невооруженным глазом. Самым непосредственным образом с ними связаны и проблемы энергетиков. Каждый регион, каждая отрасль-водопользователь требуют воды, выдвигают свои претензии.

Вообще-то решение о поддержке субъектов волжского бассейна принимает Федеральное агентство водных ресурсов (Росводресурсы). Оно устанавливает режим наполнения и сработки водохранилищ на основе прогнозов, анализов, правил (которые, кстати, не пересматривались с 1983 года) и рекомендаций межведомственной рабочей группы, в которую входят представители органов власти регионов и всех ведомств-водопользователей. А эта задача – примерно той же «легкости», что у персонажей басни про лебедя, рака и щуку.

Интересы-то у всех разные – у гидроэнергетиков и водных транспортников, у рыбного и сельского хозяйства, у коммунальщиков и экологов, и удовлетворить их в полной мере совершенно невозможно. Ситуация по «раздаче воды» в маловодный 2015-й год накалилась настолько, что   впервые за всю историю волжского каскада водохранилищ были, наконец, услышаны из регионов крики о помощи, удалось найти более или менее приемлемые по ситуации решения.

Для этого энергетикам, по словам Тимура Хазиахметова, пришлось принимать жесткие меры экономии, например, останавливать на несколько дней Рыбинскую и Угличскую ГЭС для максимального накопления воды. На верхней Волге практически вообще не было половодья. Выработка электроэнергии упала на 30% по отношению к 2014 году. В низовьях спасали от деградации уникальную экосистему Волго-Ахтубинской поймы, главный «роддом» ценных видов рыб вместе с их «детсадом», а для региона еще и главный «огород». Волгоградские власти добились от федералов финансовой помощи по закачке в пойму более 80 млн кубометров воды из Волги. Были введены ограничения в судоходстве. А саратовские представители настояли на том, чтобы не опускать уровень Волгоградского водохранилища ниже 15-14 м, и это условие, к чести «РусГидро», было выполнено.

Водные беды легли новым грузом на кризисную экономику поволжских регионов и всей страны.

В чем же была причина маловодья? Как объясняли специалисты, 2015 год по природно-климатическим причинам не дал необходимого количества воды в волжские водохранилища, прежде всего в Рыбинское и Куйбышевское. А именно эти огромные «пруды» на Волге, давно именуемые морями, – особенные. Из всего каскада водохранилищ только они обладают достаточной емкостью, чтобы накапливать воду в многоводные годы, расходовать ее в маловодье и таким образом регулировать сток всей волжско-камской системы. Остальные рукотворные моря являются транзитными для воды и радикально влиять на ситуацию не могут. Если в 2014 г. обошлись «малой кровью» за счет использования ранее созданных запасов воды, то в прошлом году, несмотря на предпринятые меры экономии, такой «подушки безопасности» не было, — объясняли специалисты. Снабдить сельское и рыбное хозяйства водой можно было бы за счет глубокой сработки двух этих «запасливых» водохранилищ, но такое было совершено недопустимо, поскольку без воды остался бы огромный макрорегион от Татарстана до Астрахани с многомиллионным населением и с огромным количеством промышленных предприятий, а на Волге прекратилось бы судоходство.

В весеннее половодье напряженно работает весь каскад, чтобы запасать воду, гасить пики большой воды, обеспечивать обводнение в низовьях, словом, спасать людей от аномальных засух и паводков. Без этой системы «уже летом 2014 года Волга бы катастрофически пересохла, превратившись в мелкую несудоходную реку с водой, настолько загрязненной, что какое-либо использование ее было бы полностью исключено».                                 

С прошлогодней бедой, хотя бы и авральными методами, но справились, а что ждет волжан в этом году?

- По предварительным данным, мы имеем оптимистический прогноз: сток в половодье 2016-го составил почти 95% от среднемноголетней нормы, и уже на 60% заполнены водохранилища. Пропуск воды в Волго-Ахтубинскую пойму обеспечим практически в норме - 26 тыс. куб/сек., хватит и на сельское хозяйство, и на рыбную полку – 21 день, - заверил Анатолий Быков. (Рыбная полка — особый плавный режим сброса воды до 20 тыс. куб/сек, поддерживающий необходимый для нереста уровень воды не менее трех недель — О.Н.)

Член межведомственной рабочей группы-2016, министр природных ресурсов Саратовской области Дмитрий Соколов сообщил, что в этом году на Волгоградском водохранилище, последнем в системе на Волге, в пик половодья 21 мая вода достигнет уровня не более 15,8 м, а в межень сохранится нормальный подпорный уровень (НПУ) в пределах 14 -15 метров. Представитель «РусГидро» Тимур Хазиахметов пообещал, что нынешнее половодье «устроит в период нереста даже самую взыскательную рыбу».

Однако уже за десять дней до пика в Волгоградском водохранилище заливает территории турбаз и дач, расположенных близко к воде и на островах. Давно такого большого половодья не было на Волге.                           

По прогнозу, сделанному институтом водных проблем РАН, уже одиннадцатый год Волга находится в засушливом периоде, хотя и случаются отдельные многоводные годы, как нынешний, 2016-й. Что будет дальше?

Последствия стихийного бедствия, по мнению специалистов,   предсказать невозможно в связи с потеплением климата, цикличностью уровня Каспия, солнечной активностью и многими другими природными явлениями, на которые накладываются антропогенные факторы. Но с годами все очевиднее становится, что управлять крупнейшей в мире искусственной водной системой площадью 1,5 млн кв. км невероятно сложно. Росгидромет может давать наиболее достоверный прогноз развития природно-климатических процессов только на три дня, потому что ситуация изменяется очень быстро. Об этом на встречах с журналистами образно говорил Анатолий Быков, руководитель Нижне-Волжского бассейнового управления.

- Это Природа — царь, а не мы. И это мы должны подстраиваться под нее. Мы делим то, что Всевышний дал. Если воды ограниченное количество, то никакие ухищрения не помогут.

Непривычно такое слышать от чиновника. Раньше не получалось с нашими идеологическими и ведомственными амбициями «покорителей Волги» «подстраиваться» под волю Природы, а сейчас, видно, ситуация очень серьезная.

Каскад волжских водохранилищ — исполинское искусственное сооружение,   которое надо поддерживать в рабочем состоянии. В сложившихся условиях на безопасность гидросооружений, на очистку, берегоукрепление, создание условий для судоходства, зарыбление и др. никаких бюджетов не хватит, но, прежде всего, нужна системность и воля. Нарастающий вал проблем — это ведь результат хозяйствования. По мнению ученых, большая часть волжских стоков проходит транзитом и не используется, в три раза увеличились зимние сбросы, губительные для водоемов и рыбы. Заморные явления на ильменях, т.е. мелководных разливах, в большинстве своем связаны с многочисленными плотинами частников и предпринимателей, перекрывающими воду, что ведет к нарушению природной циркуляции «кровеносных сосудов» дельты. За несколько десятков лет площадь водоохранных лесов в бассейне Волги сократилась в два раза. Далеко не все промышленные предприятия имеют водооборотные системы для исключения сброса сточных вод, не развито подземное капельное орошение в мелиорации, не внедряются современные системы очистки канализационных вод, не принято общей для всех и каждого идеологии экономии водных ресурсов.

Целый ряд хозяйственных задач, по мнению «РусГидро», может решить    достройка до проектной отметки в 68 м Чебоксарского водохранилища, уровень которого сегодня на 5 метров ниже задуманного. Почти 40 лет оно работает по временной схеме, потому что опережающими темпами запускали ЧебГЭС, чтобы поскорее дать ток в энергосистему, а на достройку денег уже не хватило.

Пониженная отметка не позволяет, как теперь выяснилось, полностью зарегулировать Волгу и более рационально управлять каскадом.

По заданию Дмитрия Медведева, президента России в 2011 году, 19 научных и исследовательских организаций изучали эту проблему и пришли к выводу, что надо восстановить и достроить гидросооружения, переселить десятки тысяч людей при подъеме уровня водохранилища, решить вопрос с собственниками коттеджей, турбаз, предприятий, давно обосновавшихся в зоне затопления, построить новые дренажные системы в населенных пунктах. Это нереально.

Предлагаются и другие проекты, новые стройки века, например, обводной канал для постоянной подпитки Волго-Ахтубинской поймы из Волги. Соседи-казахи все настойчивее предлагают вернуться к проекту канала Волга-Урал, чтобы дать воду людям и спасти мелеющий Урал. Готовятся новые планы по развитию орошения — и это на фоне миллионов гектаров, загубленных неправильной мелиорацией на Нижней Волге.

- Развитие народного хозяйства с 70-х годов прошлого века идет по пессимистическому сценарию и ведет к полному дефициту воды, - считает член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор Виктор Данилов-Данильян. - Необходимо экономить воду и привыкать жить в условиях маловодья. По расчетным данным, мы находимся в начале маловодной фазы на Волге, которая может продлиться еще 20–30 лет.

В День Волги на всех уровнях и всегда – горячо говорят о спасении реки. Меж тем не один десяток лет, как цунами, нарастает вал проблем и ошибок, требующих немедленных решений.

Уж если чиновники бьют в набат, то понимаешь, что быстрых решений нет. Такие понятия как «экология» и «биосистема» все еще остаются для многих декларативными, и мы уже привыкли покупать питьевую воду.

Ольга Никитина

Источник: www.stoletie.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.