Ядерный «поезд-призрак»: зачем боевой комплекс «Баргузин» вводят в строй



Осенью 2016 года в судьбе российских сил ядерного сдерживания должно произойти жизненно важное для отечественных РВСН в частности и страны в целом событие. На конец года запланированы испытания межконтинентальной ракеты для перспективного боевого железнодорожного комплекса «Баргузин».

Железнодорожная головоломка

«Поезд-призрак», как его окрестили на Западе, возвращается. Неприятный для зарубежных военных факт уже, пожалуй, стоит принять и осознать: активные работы над заключительным компонентом РВСН невероятно близки к своему завершающему этапу.

Несмотря на то что наработанные технические решения по боевому железнодорожному комплексу, некогда стоявшему на вооружении, никуда не делись, реализация нового проекта, по словам экспертов, проходит с учетом современных требований, предъявляемых к подобному вооружению.

Прежде всего важно понимать, что новый подвижный комплекс, передвигающийся по железным дорогам России, строится не на базе предыдущего комплекса, а с учетом полученных в ходе его эксплуатации данных. Вообще, как поясняют бывшие ракетчики, в ходе создания БЖРК пришлось не столько скорректировать некоторые требования и пересчитать параметры, сколько сформировать их заново.

Например, ракета в железнодорожном вагоне – изделие уникальное. До сих пор со всем финансированием, технологиями и опытными инженерами на Западе не придумали ничего хотя бы отдаленно напоминающего БЖРК. Основная и самая труднореализуемая для разработчиков задача – «впихнуть» огромную ракету с несколькими боеголовками и системами наведения во внутреннее пространство вагона и попутно решить еще несколько сложнейших проблем. Одной из них является нагрузка на железнодорожное полотно.

«Особенность старта с подвижной пусковой установки в этом случае заключается в резком увеличении давления на полотно: сначала и без того огромная масса поезда давит на железнодорожные пути, а затем его еще и прижимает к земле энергией от выпрыгивающей вверх стотонной ракеты», – рассказал в интервью «Звезде» подполковник РВСН в отставке Олег Торбинский.

Помимо прочего, по словам Торбинского, в конструкции «поезда номер ноль» было реализовано немало других технических решений: например, специально спроектированное устройство, отводящее в сторону провода контактной сети с напряжением в несколько десятков тысяч вольт и освобождающее тем самым безопасную подготовку к пуску, специально спроектированная гидравлика или уникальная система сцепки нескольких вагонов для обеспечения максимально стабильного положения всего состава на рельсах.

Дела текущие

Шестнадцатого мая 2016 года генеральный конструктор Московского института теплотехники (МИТ) Юрий Соломонов заявил о том, что МБР для перспективного железнодорожного комплекса испытают осенью 2016 года. Соломонов отметил также, что «бросковые» испытания, запланированные на сентябрь текущего года, должны пройти строго по намеченному плану. «Этот пуск гарантированно будет выполнен, это будет в четвертом квартале этого года», – сказал он.

Заявление генерального конструктора специалисты восприняли так, как оно прозвучало: если начались испытания ракеты, значит, элементная база, подвижной состав и многие другие вопросы или уже решены, или находятся на заключительной стадии разработки. Соломонов пояснил, что испытания осуществляются с целью проверки правильности принятых проектно-конструкторских решений с точки зрения воздействия ракеты на агрегаты наземно-пускового оборудования.

Иными словами, будет изучаться вероятное воздействие ракеты при запуске на узлы и агрегаты пусковой установки. Цель изучения – создание оптимальной конфигурации подвижной пусковой установки и проверка работы всех систем. Заявление Соломонова, как отмечают специалисты, свидетельствует минимум о двух вещах.

«Скорее всего, можно говорить о том, что уже просчитаны параметры самой пусковой установки. Это означает, что до предсерийных испытаний рукой подать. К тому же, скорее всего, уже проработано размещение командного модуля и других вспомогательных систем, а также решен вопрос с размещением самой ракеты», – отметил в интервью «Звезде» кандидат технических наук специалист в области гидравлических систем Андрей Соболев.

Не стоит забывать и о скрытности передвижения: вопрос подвижности, а именно наличия мощного локомотива в голове состава, по словам специалистов, также будет проработан.

«Комплекс предыдущего поколения был очень тяжелым. В силу большой массы накладывался целый ряд ограничений на передвижение. В случае с новым железнодорожным комплексом все должно быть иначе – другие ракеты, другие системы наведения и так далее», – пояснил военный эксперт Владислав Шурыгин.

Специалисты отмечают, что с ростом мощности и совершенствованием силовых установок локомотива для БЖРК можно снизить их число до двух единиц, а то и вовсе до одной.

С ракетой на будущее

Принятие комплексов «Баргузин» в состав РВСН и постановка их на боевое дежурство в перспективе позволят российским силам ядерного сдерживания воссоздать группировку, включающую в себя все три вида базирования: шахтное, подвижное грунтовое и железнодорожное. Специалисты поясняют, что огромный интерес к подобному комплексу со стороны главы государства – не случайность: высокая эффективность в сочетании с высокой скрытностью передвижения – то, что нужно для передового стратегического вооружения.

О советском опыте реализации «поезда номер ноль» в этом случае стоит упомянуть отдельно. Вопреки всеобщему заблуждению БЖРК, принятый в состав РВСН СССР, не был штучным изделием: ракетные войска насчитывали три дивизии с 12 поездами стратегического назначения, в каждом из которых перевозилось по три баллистические ракеты.

Итого 36 межконтинентальных баллистических ракет РТ-23УТТХ «Молодец», снаряженных в подвижные пусковые установки и готовых по первому приказу вступить в «игру». Военные эксперты отмечают, что именно эти ракеты одними из первых попали под сокращение по договору СНВ-2 не просто так.

«Именно у этой ракеты наблюдались интересные особенности. К ним можно отнести, например, так называемый "настильный" режим полета, когда ракета летит по измененной траектории. И скорость ее полета такова, что системы ПВО и СПРН любого вероятного противника, может, и в состоянии ее обнаружить, но сделать с ней они уже ничего не смогут», – объясняют специалисты.

Минометный старт ракеты (когда с помощью специальных зарядов ракету выбрасывает на 40 метров вверх) также способствует скрытному пуску: как объясняют специалисты, системы предупреждения о ракетном нападении в этот момент ракету просто не заметят, а маршевые ракетные двигатели, запускающиеся после выхода ракеты из пусковой установки, автоматикой СПРН с вероятностью почти в 100% будут идентифицированы как реактивный самолет.

Как раз по этой причине ПВО и ПРО окажутся бессильны: в тот момент, когда ракету все-таки засекут, предпринимать меры по перехвату будет уже поздно. Несмотря на то что «Скальпель» (классификация ракеты в НАТО) до сих пор будоражит умы военных инженеров за рубежом, активное развитие средств обнаружения и перехвата у границ России, скорее всего, вынудит разработчиков адаптировать под перспективный БЖРК другую баллистическую ракету.

Несмотря на отсутствие официальных заявлений на эту тему, специалисты предполагают, что применяться в перспективном БЖРК будут ракеты, спроектированные на базе более легкой ракеты РС-24 «Ярс». Как объясняют эксперты, увеличится и число возимого боекомплекта: вместо трех ракет в каждом составе у «Молодца» перспективный БЖРК «Баргузин» сможет возить с собой пять, а по другим данным шесть межконтинентальных баллистических ракет.

Генеральный конструктор Московского института теплотехники Юрий Соломонов в недавнем интервью отметил, что работы по комплексу будут развернуты после принятия решений по результатам броскового испытания. Что касается постановки на боевое дежурство, то введение в строй и начало эксплуатации боевого железнодорожного ракетного комплекса запланировано на 2019–2020 годы.

Дмитрий Юров

Источник: tvzvezda.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.