ВМФ России получил подводную лодку новой эпохи


Свершилось: спустя четыре года с момента спуска на воду в состав Военно-морского флота России принят атомный подводный ракетный крейсер К-561 «Казань» проекта «Ясень-М». Почему это событие имеет большое значение для ВМФ, какую угрозу эта лодка несет противникам России на море и что нужно для того, чтобы сделать ее еще более эффективной?

Сначала о хорошем. ВМФ получил новый носитель крылатых ракет, способный обрушить на любого противника десятки «Калибров», или в будущем – других ракет аналогичного назначения. Суммарный ракетный залп Северного флота (а «Казань» пойдет именно туда) значимо вырос – и игнорировать этот фактор не сможет никто.

Принципиально новая разработка

Особенно это касается таких наших «друзей», как Норвегия и Британия, которых «Казань» может «достать», не идя на самоубийственный прорыв противолодочной обороны НАТО в Северной Атлантике, как это было бы с ударом по США. Впрочем, если обеспечить отрыв этой лодки от слежения противолодочными силами НАТО, то находясь в Атлантике, «Казань» сможет держать под прицелом и территорию США. Такие отрывы изредка случаются, и всё говорит о том, что некоторые шансы на успешные скрытные развертывания в ходе будущих боевых служб у «Казани» есть. В мирное время, конечно.

Про разные страны «третьего мира» и речи нет. Для любой из них «Казань» – это «смерть из ниоткуда». Залп из нескольких десятков крылатых ракет, запущенных с безопасного расстояния более чем в тысячу километров, для слабого противника неотразим, внезапен, и саму лодку такому противнику не достать.

В самой лодке реализовано много новых решений. Так, если отталкиваться от информации в СМИ и расположения гидроакустических антенн на корпусе, то видно, что на лодке применен новый гидроакустический комплекс, более передовой, нежели на предшественнике – «Северодвинске». А это уже означает, что школу отечественной гидроакустики – весьма серьезную – удалось сохранить. Лодка, судя по всему, имеет более низкий уровень подводного шума, нежели лодки старых проектов, естественно, при полном соблюдении технологии ее строительства.

Чтобы понять значение достройки и сдачи «Казани», стоит иметь в виду, что по сравнению с К-560 «Северодвинск» – это другая лодка. В шифре проекта «Ясень-М», как и в номере проекта 885М, скрыто лукавство. Количество отличий «Ясеня-М», первым из которых является «Казань», от предыдущего варианта – проекта 885 с шифром «Ясень», единственным представителем которого является (и останется) «Северодвинск» – огромно: начиная с нового корпуса, отличающегося другими размерами и конструкцией, и кончая наполнением, относящимся по факту к другой эпохе («Северодвинск» несет в себе очень много оборудования, изготовленного еще в первой половине 1990-х, когда лодку начали строить). Таким образом, это не тот старый «Ясень», а новая разработка российских инженеров, которую обеспечивал не оставшийся старый задел по комплектующим, а современная промышленность. Впрочем, того, что «Ясени-М» – развитие «Ясеня», этот факт не отменяет.

«Казань» – большой шаг вперед для ВМФ России. Но ради точного и объективного понимания связанных с подплавом и проектом «Ясень-М» вопросов стоит обозначить и другие аспекты случившегося.

Обратная сторона «Казани»

Тактико-техническое задание на проект 885 подписывал еще адмирал Горшков в конце 1970-х годов. И – важнейший момент – эта лодка не замышлялась тем, чем сегодня ВМФ хочет ее сделать. «Ясень» должен был заменить собой лодки проекта 949, постройка которых началась парой лет раньше – в 1975 году. Эта лодка в момент, когда ее задумали, классифицировалась как ПЛАРК – подводная лодка атомная, вооруженная крылатыми ракетами. Собственно, по факту такой ее и построили. Она несет большой ракетный арсенал, следствием чего являются большие размеры. Размеры означают смещение больших масс воды в движении, а значит – большую дистанцию обнаружения гидроакустическими комплексами, способными «брать» низкие частоты (смещение большой массы воды и есть волна с большой длиной и очень низкой частотой). Это обусловлено тем, что длинноволновые колебания в воде распространяются на огромные расстояния.

То же касается и применяемых сегодня неакустических средств обнаружения, например, базовой патрульной авиацией ВМС США. Чем больше лодка, тем больше шансов, что раздвигаемая ей в движении масса воды даст волновой эффект на поверхности, который своим радиолокатором сможет засечь противолодочный самолет – сегодня американцы работают именно так.

У лодки в качестве движителя применен гребной винт большого диаметра со сниженными оборотами. Винт повышает заметность в низкочастотном диапазоне, так как малооборотистый винт и порождает то самое движение большой массы воды, столь хорошо засекаемое в низкочастотном диапазоне.

Кроме того, винт не дает возможности двигаться одновременно быстро и с низким уровнем шума – такую возможность дает только водомет. Именно поэтому у «Бореев», разработанных конкурентами «Малахита» – ЦКБМТ «Рубин», в конструкции применен водомет. Ходить тихо и быстро можно только с ним. Не зря у американцев и на «Сивулфах», и на «Вирджиниях» тоже применены водометы. И у англичан на «Астьютах». Ориентировочно, лодка с водометом может испускать такой же шум, как и лодка с винтом, имея в два-три раза большую скорость – или, при равной скорости, лодка с водометом будет значительно «тише». А это дает колоссальное преимущество в бою.

Собственно, все это не было бы особо важно, сохранись у нас та структура флота, частью которой «Ясени» должны были бы быть изначально. ПЛАРК не бьются в дуэлях с многоцелевыми лодками-охотниками, это делают свои лодки-убийцы, а носителю крылатых ракет надо просто выползти на рубеж пуска, пока его прикрытие ведет бой. Для этого «Ясень» и хотели сделать.

Однако позже еще советские руководители ВМФ не придумали ничего лучше, чем объявить ПЛАРК проекта 885 «Ясень» многоцелевой лодкой, которая должна будет не только ракеты запускать в большом количестве, но и сама себя защищать, воевать против многоцелевых лодок противника. То есть, по правде говоря, совмещать в себе несовместимое. Для этого ее пришлось еще больше увеличить – ведь теперь ей нужен был более совершенный гидроакустический комплекс и большее число торпедных аппаратов.

И вот тут все перечисленные выше недостатки из неудобных, но терпимых (для ПЛАРК), превращаются в критические. При всей своей совершенной гидроакустике «Ясень» или «Ясень-М» с куда большей вероятностью окажется в ситуации, когда его первым обнаружил и скрытно атаковал противник, нежели наоборот.

Теоретически тут палочкой-выручалочкой могли бы стать антиторпеды. Ну атаковал противник первым, и что? Все его торпеды будут уничтожены на подходе, после чего можно будет его поискать, найти и атаковать самому, зная, что вот у него-то антиторпед нет. Антиторпеды сводят тактическое преимущество противника к очень малым величинам.

Россия пока является мировым лидером в области антиторпед. Наша антиторпеда М17 является единственной антиторпедой в мире, способной перехватить идущую на подлодку вражескую торпеду под водой. Нам в затылок дышат Китай и Турция, но пока они еще до нашего уровня не дошли. У остальных стран в мире нет ничего заслуживающего упоминания. Но ни на одной из новейших подлодок России антиторпед нет, и о стрельбах ими Минобороны не сообщало никогда. Не делая предположений о том, что там есть на борту «Казани», скажем, что пока эта подлодка достраивалась и испытывалась, никаких движений вокруг антиторпед у нас в стране не происходило, о производстве новых тоже ничего не известно.

И это очень странно. Ведь и «Ясень» и «Ясени-М», первым из которых является «Казань», могли бы все-таки задачи многоцелевых лодок решать. И для этого надо не много – ввести в их боекомплект успешно испытанное изделие. Но этого по каким-то непонятным причинам просто не происходит. А ведь необходимость иметь на борту наших новых подлодок антиторпеды предусмотрена госконтрактом на их постройку, и к «Казани» это тоже относится.

Куда полетят ракеты?

Есть еще одна проблема, которая проблемой лодки не является, но на ее применение будет влиять. Речь идет о целеуказании для комплекса ракетного оружия лодки по морским и подвижным целям. Сама концепция ПЛАРК – подлодки, главным оружием которой являются крылатые ракеты большой дальности, это советское изобретение. Вот только в СССР обеспечивалось наведение этих ракет на цели далеко за горизонтом (целеуказание, ЦУ).

Как это делалось? Во-первых, группы надводных кораблей, находясь на безопасном удалении от противника, вели его по излучению его корабельных радиолокаторов. Несколько точек, с которых осуществлялось наблюдение, давали возможность определить положение противника более-менее точно, после чего оно сообщалось на ракетные подлодки где-то далеко, а там уже и вырабатывалось то самое ЦУ для ракет.

Такой угрозой ВМФ осадил американцев в Индийском океане в 1971 году, во время индо-пакистанской войны, и также осадил их в Средиземном море в 1973-м во время четвертой арабо-израильской войны.

Еще одним способом получить информацию о противнике была разведывательная авиация. У ВМФ СССР имелась морская радиолокационная система целеуказания «Успех», ключевым компонентом которой были самолеты разведки и целеуказания Ту-95РЦ и вертолеты-целеуказатели ракетному оружию Ка-25Ц. Отдельно от этого имелась мощная авиаразведка. С помощью этих средств можно было обнаружить морские группировки противника и обеспечить наведение на них ракетного оружия с подлодок, надводных кораблей и морской авиации.

Позже, в 1980-х, появилась система морской космической разведки и целеуказания «Легенда» со спутниками радиолокационной разведки. Ее эффективность была ниже, чем сегодня принято думать, она давала нужные данные примерно в трети случаев, да и обманывать ее американцы научились. Однако «Легенда», «Успех», остальные авиационные разведывательные части, сотни подлодок и десятки быстроходных сторожевиков все вместе давали штабам достаточный объем информации, чтобы подлодки с противокорабельными ракетами получили от этих штабов достоверные данные о цели.

Но сейчас-то ничего этого нет. Есть лишь несколько спутников радиотехнической разведки в системе «Лиана», для обмана которых противнику нужно просто не включать военное радиолокационное оборудование на излучение, и спутники оптической разведки, которых тоже немного и от которых в силу их малого количества можно уклоняться. Кораблей на все флоты меньше, чем у одной Японии, разведывательной авиации нет в принципе.

Отсюда вопрос: куда полетят «Цирконы» и «Ониксы» с «Казани» (как и с «Северодвинска»)? Речь идет прежде всего о наведении на морские цели – условно, авианосные ударные группы противника. Этот вопрос к самой лодке не относится – были бы данные о цели, а пуск она выполнит, ее оборудование и конструкция это позволяют. Вот только где эти данные взять? Пока в ВМФ не решен вопрос с разведкой и целеуказанием, «Казань» гарантированно может только работать по берегу «Калибрами» (координаты стационарных наземных целей заранее известны), остальное – как повезет.

Посмотрим в будущее

И тем не менее порадоваться есть чему. Список мер по устранению критических недостатков новой подлодки (кроме внешнего целеуказания – но это к лодке не относится) очень короткий. И эти меры могут быть претворены в жизнь очень быстро, было бы принято соответствующее решение. А мы после этого просто сможем порадоваться новому подводному ракетному крейсеру, у которого, в отличие от того, что есть сейчас, критических для боеспособности недостатков не будет. А десятки «Калибров» в залпе – останутся.

Александр Тимохин

Фото: mil.ru

Источник: vz.ru