Танковая гонка: Россия впереди всей планеты



Демонстрация на московском параде российского танка Т-14 «Армата» произвела впечатляющий эффект и стала началом танковой гонки. Надо сказать, что еще не так давно все революционные новинки, особенно в области вооружений, первым создавал Запад. Теперь он оказался в роли аутсайдера.

Военные НАТО сразу же потребовали от правительств своих стран такой же мощный танк собственного производства.

Однако хотеть и иметь — это две большие разницы. Британцы из гонки выбыли сразу. В США единственный строительный танковый завод — «Детройтский арсенал» корпорации «Крайслер» закрыт и даже снесен. Достаточно быстро наштамповав более 10 тыс. М1 «Абрамс», он столкнулся с кризисом перепроизводства, пережить который так и не сумел. Конечно, в Штатах есть еще завод в штате Огайо, но там возможна только модернизация готовых машин.
Внезапно оказалось, что из всех мировых танковых лидеров тягаться с русскими могут только немцы и французы.

Французское издание "L'Opinion" опубликовало заявление начальника Главного управления вооружений Лорана Колле Бийона. Он заключил пари о том, что в 2030-м году армия Франции получит новый боевой танк, являющийся симбиозом немецкой самоходной части и французской башни. Его выпуск наладит концерн KNDS, образованный при слиянии германской компании Krauss Maffei Wegmann и французской Nexter Systems.

Танковая гонка на Второй мировой

За время Второй мировой войны в мире было выпущено больше 320 тыс. танков и самоходных орудий всех моделей и модификаций. Среди них: США — 135 100; СССР — 109 100; Германия — 50 000; Великобритания — 24 800. И тогда они тоже были очень дорогими. В ценах 1945 года танк M26 Pershing (выпущено 1436 шт.) стоил примерно 109 тысяч долларов или как 37 автомобилей Chevy Corvette.

Однако расходы на оборону всегда стояли превыше всего, так что рост цен на оружие, хоть и раздражал бухгалтеров, тем не менее был делом обычным. Тот же М60А1 уже обходился в 154 тысячи. Прототип МВТ-70 обещался не дороже 475 тысяч, но потом, став серийным М1 «Абрамс», подорожал еще на треть.

Для тех, кто не в курсе, это тот самый М1 «Абрамс», экипажам которого во время вторжения США в Ирак было запрещено вступать в бой с иракскими Т-72, так как полигонное моделирование показало лишь 35–37-процентную вероятность победы. Гарантированно доминировали они только над Т-55. Так что машины пришлось много и сильно модернизировать, что, конечно же, выливалось в рост итоговой сметы. Последняя на данный момент модернизация M1A2 SEP V3 стоит больше миллиона все тех же долларов 1945 года.

При такой динамике цен прекращение закупок новых танков и переход только на модернизацию существующих было делом естественным. А если нет заказов, то зачем держать завод?

Первыми из танковой гонки выбыли британцы. Королевский военный бюджет перестал закупать танки еще в 1992 году, а на международном рынке они с самого начала практически не котировались. За ними последовали все остальные, включая США, выкатившие из стен завода последний новый танк в 1993-м. Потом жизнь на танковых производствах поддерживалась только благодаря экспорту.

Российская доля мирового пирога

Сегодня средняя годовая емкость мирового рынка оружия составляет около 400 танков в год. Правда, с 2014 по 2017 год реальной техники было закуплено лишь 56% от указанного уровня (это 671 штука). Все остальное — только тендеры на поставки, чаще всего отложенные на будущий период по тем или иным причинам. Особенно сильный пик пересмотра условий пришелся на период после 9 мая 2015 года, когда все увидели «Армату».

Впрочем, экспортный танковый рынок и до этого всегда был нашим. Если считать уже отгруженную технику вместе с уже подписанными и оплаченными контрактами, а также с лицензионным производством в Индии, то за истекшие четыре года первое место в мире прочно занимают российские боевые танки: около 380 единиц или 56,63% рынка в количестве и 34,11% в денежном эквиваленте (4,56 млрд долл.). Второе место занимают США (441 машина на сумму 3,988 млрд долл.). Третье место у немцев — 232 машины; четвертым идет Китай с 108 танками. Пятой оказалась Южная Корея с контрактом на поставку 50 машин Турции на общую сумму примерно 80 млн долл. Если бы Украина в 2014 году выполнила малайзийский контракт на 49 Т-84 «Оплот», она была бы шестой. Седьмое место у поляков (9 машин РТ-91М «Тварды» тоже в Малайзию).

М1 «Абрамс» на параде в день Польской армии
Фото. М1 «Абрамс» на параде в день Польской армии
© Jakob Ratz | globallookpress.com

На этом рынок заканчивается. Причем в списке вообще нет французов, более того — из семи позиций только Россия, Германия, Китай и Южная Корея экспортировали полностью новые танки, в то время как все остальные, включая США, отгружали лишь старые запасы. Модернизированные, переукомплектованные и заново покрашенные, но все равно не новые, а выпуска больше, чем пятнадцатилетней давности.

Американцам некуда спешить

Получается, начальник Главного управления вооружений Франции в известной степени прав. В отличие от США, армия его страны получить к 2030 году новый основной боевой танк действительно может.

Автобронетанковый центр по исследованиям, созданию и модернизации боевых бронированных машин сухопутных войск США (Army's Tank Automotive Research, Development and Engineering Center, TARDEC) пока еще только экспериментирует с составлением технического задания и, судя по периодическим утечкам, процесс это больше похож на описание фантастического романа про пушки, стреляющиие снарядами, которые перепрограммируются уже в полете, и лазерные оборонительные системы, способные сбивать беспилотные дроны.

Даже если задание получится совместить с реальностью, то собственные производственные линии все равно придется создавать с нуля, а это время и деньги. Впрочем, Пентагон пока считает, что о переводе существующего танкового парка на модификацию M1A2 SEP V3 (и потом на V4) американская армия может подумать как минимум до 2020 года.

Получается, учитывая уже известные российские планы по масштабам поставок Т14 «Армата» в войска, можно смело делать вывод, что в ближайшие 10–12 лет Вашингтон не ожидает прямого полномасштабного неядерного военного конфликта с Москвой.

Немцы делают гибрид

Немцы к вопросу относятся иначе. Концерн KNDS уже работает над прототипом основного боевого танка нового поколения. Причем, именно нового, а не модернизованного путем навешивания на существующие танки красивых милитаристских игрушек. Конечно, у Бундесвера такие тоже есть, но несмотря на свою новизну (у «Леопарда-2А7+» ФРГ успели модернизировать всего 20 машин из 225 в варианте 2А6 и 125 — в варианте 2А5), модернизация уже сейчас не отвечает существующим угрозам и точно не может тягаться с «Арматой».

Судя по информации из открытых источников, включая сам KNDS, немцы пошли по своему традиционному пути. Если русские делают танки, прежде всего как функциональный инструмент для решения конкретных боевых задач, то западная, в том числе немецкая школа изначально тяготеет к созданию абсолютно неуязвимых уберваффе.

Перспективный немецкий танк будущего действительно похож на описание Бийона: низ от немецкого «Леопарда» и башня от французского «Леклерка». Однако в действительности немцы пытаются скрестить свою машину еще и с израильской «Меркавой». Пока получается нечто монструозное.

Длина корпуса — 9 метров, ширина — 5,2 м, высота по крышу башни — 3,4 м, но если смотреть по предельным габаритам разного рода электронных систем и дистанционно управляемого оборонительного модуля, то полная высота выйдет больше 4 метров. Общий вес ожидается на уровне 81 тонны, что на 10 т тяжелее «Mercava Mk.4» и на 18 т тяжелее, чем «Abrams M1A2SEP » и «Leopard 2A6».

Танки Leopard 2A6 на улицах немецкого Эрфурта
Фото. Танки Leopard 2A6 на улицах немецкого Эрфурта
© arifoto UG | globallookpress.com

В отличие от своего предшественника у третьего «Леопарда» будет переднее расположение двигательно-трансмиссионного отсека, так что ни о какой необитаемой башне и защищенной изолированной капсуле для экипажа, как в российской «Армате», немцы даже не заикаются. Наоборот, в новой машине, как и в израильском танке, предусматривается отсек для размещения десанта из 8 пехотинцев в стандартном полевом оснащении.

Опять не «Армата»

Учитывая размеры и массу, инженеры сразу полагают, что защитить такую махину никакими навесными модулями невозможно, ставка делается на новые материалы. Например, лоб башни и корпуса бронирован тремя слоями. Снаружи лист из сплава родия с обедненным ураном. Под ним — лист из титаново-родиевого сплава. Третий, самый нижний слой — плита из армированного углеродного волокна. Конструкция должна обеспечивать стойкость от бронебойных подкалиберных снарядов, эквивалентную 1400–1500 мм, то есть соответствовать уровню Т-14 «Армата».

Перечисленные «навороты» новой машине нужны потому, что основным театром боевых действий для нее рассматривается Европа. Это города и прочие урбанизированные территории, где угроза для танков возникает почти непредсказуемо. Однако не очень понятно, как при таких размерах танк сможет вписаться в тесные улочки большинства европейских населенных пунктов.

Система бронирования обеспечивает наибольшую стойкость только в передней проекции и относительно высокую — в боковой, в то время как крыша башни остается такой же уязвимой, как и у нынешних танков. Французская башня, точнее концепция «цифровой брони», реализованная на «Леклерках», будет впечатлять только в рекламных роликах.

Боевое применение французских танков в конфликтах последнего десятилетия на Ближнем Востоке продемонстрировало огромную разницу между обещаниями маркетологов и суровой реальностью.

И, конечно, масса в 81 тонну сразу ставит под большие сомнения любые возможные достоинства танка. Переброска частей 3-й бронетанковой бригады США в Европу показала, что три четверти европейской дорожной сети непроходима даже для 60-тонных «Абрамсов». Особенно это касается мостов и транспортных развязок.

Непроходимой или ограниченно проходимой территорией за пределами дорог с капитальным покрытием оказалось 40% Польши. Как немцы планируют ездить на еще более тяжелом танке, остается загадкой. Сразу вспоминается продукт сумрачного тевтонского гения — тяжелый танк Panzerkampfwagen VIII «Maus». Теоретически он тоже должен был быть неуязвимым, но при массе в 189 тонн у него тоже возникли критические проблемы с дорогами и мостами.

Так что тягаться с «Арматой» перспективный немецкий «Leopard 3» все равно не сможет: слишком большой и неповоротливый, слишком уязвимый и придуманный не для той войны.

Александр Запольскис, «Постфактум»

Источник: pfact.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.