Сирия «проверила» главные новинки российской армии



Дивиденды особого рода, невидимые не специалистам, принесла нам военная операция в Сирии. Помимо очевидных выгод от оказания поддержки дружественному государству, крайне болезненного удара по терроризму, лишившего его изрядной доли вооружений и прибылей от контрабанды нефти, удалось нарастить наш политический вес и авторитет на Ближнем Востоке. Но есть и скрытая выгода, которая, тем не менее, крайне весома и значительна. Речь о военно-технической составляющей.

Президент России Владимир Путин во вторник 10 мая провёл совещание с руководством Минобороны и представителями предприятий ОПК. Значительную часть его заняло подведение итогов активной фазы операции в Сирии, и среди прочего был озвучен особо важный момент:

«Вместе с тем – и на этом мы должны будем сегодня сосредоточить всё наше внимание – операция в Сирии выявила и определённые проблемы, недостатки. По каждому проблемному вопросу должно быть проведено самое тщательное расследование, имею в виду профессиональное расследование, самый тщательный анализ, а затем приняты меры по устранению этих проблем. Это позволит скорректировать дальнейшее направление развития и совершенствования образцов военной техники».

За разъяснениями этих слов президента мы обратились к ведущим военным экспертам нашей страны. Полученные комментарии позволили в полной мере оценить стратегическое значение военной операции в Сирии в долгосрочной перспективе и понять, какую пользу мы извлекли из этой кампании.

Директор Центра анализа мировой торговли оружием, член Общественного совета при Министерстве обороны Игорь Коротченкосформулировал это так:

«При боевом использовании новых типов вооружений всегда открывается ряд моментов, связанных с особенностями боевого применения, совершенствования конструкции и учета пожелания военных, эксплуатирующих те или иные образцы оружия. Учитывая, что в Сирии использовалась целая гамма новейших разработок российского ОПК, президентом на совещании был поставлен вопрос о том, что необходимо в кратчайшие сроки использовать и адаптировать полученный опыт боевых действий. Доработать и запустить в серийное производство военную технику с учётом того опыта эксплуатации, который был получен в ходе выполнения боевых операций».

Таким образом, операция в Сирии помимо основных целей преследовала и следующие. Во-первых, для повышения собственной обороноспособности и стоимости оружия на внешнем рынке всегда полезно его проверять в реальной боевой обстановке, а не просто тестировать на полигонах. Даже самые жёсткие испытания не воссоздают весь комплекс факторов ведения реального боя. К тому же в России нет зон с климатическими условиями, соответствующими сирийским. Наше оружие создаётся обычно в первую очередь как оружие обороны, и предназначено оно для российского театра боевых действий. А многие покупатели нашего вооружения как раз наоборот расположены в климатических поясах, близких по условиям к Сирии.

Поэтому, и это во-вторых, Россия сделала то, что Игорь Коротченко назвал «использованием целой гаммы новейших разработок». Проще говоря, театр военных действий в Сирии был использован нами как огромный тестовый полигон, где мы в реальных боевых условиях проверяли самый широкий спектр нашего самого современного вооружения, а не только ВКС РФ. Там «обкатывались» именно последние разработки российской «оборонки».

Давайте разберём, что протестировала там Россия.

Танк Т-90А

Новейший основной танк российского производства впервые использовался в реальных боевых действиях. В Сирию он попал в составе усиленного батальона морской пехоты из состава 810-й Севастопольской отдельной бригады морской пехоты. Использовался как для усиления охранного периметра нашей основной авиабазы «Хмеймим», так и в боях под Алеппо.

Его боевые достоинства стали публичными и на некоторое время сделались хитом новостей и предметом обсуждения даже в среде неспециалистов. Знаменитые кадры, где в танк Т-90А попадает снаряд американского противотанкового ракетного комплекса TOW2, а танк после этого, как ни в чём не бывало, своим ходом отправляется в ремонтную часть, облетели весь мир.

В другой раз, правда, повезло меньше, и Т-90 после попадания лишился подвижности, чем свел счет игры к ничейному — 1:1. Впрочем, экипаж всё равно не пострадал. А сам танк вернули — противнику он не достался.

Зенитный ракетный комплекс С-400

Система, не имеющая себе равных, — один из козырей как нашей обороны, так и позиций на международном рынке вооружений. И тоже недавняя разработка российской «оборонки». Проверить ее в боевых условиях было особенно интересно. Известно, что в ответ на появление наших комплексов С-400 турки выкатили свои системы РЭБ.

Дальнейшее комментирует военный обозреватель газеты «Комсомольской правда», полковник в отставке Виктор Баранец:

«Много было разговоров о том, способны ли турецкие средства РЭБ заглушить наши С-400. Именно эта проверка была проведена в боевых условиях. При этом в данном случае ценным будет и положительный и отрицательный результат: если турецкие системы не смогли нарушить работу нашего ПВО, то всё прекрасно, а вот если их активность каким-то образом повлияла на функционирование наших комплексов, то получается, что мы заставили турков «раскрыться». Для того и перегоняли туда, на передовую, наши новейшие вооружения. Теперь мы узнали, какой мощности сигнал у их установок, в каких диапазонах, с каких направлений он работает. Посмотрели на уровень торможения сигнала наших систем, на уровень защиты, на то, слепнет ли у нас локатор, продолжает ли С-400 видеть цели под воздействием турецкой РЭБ. Всё это была интереснейшая лаборатория. Тем более что мы теперь знаем степень уязвимости (или неуязвимости) наших средств ПВО к РЭБ, а вот турки так и остались в неведении относительно эффективности своих систем»

РЭБ «Красуха-4»

Новейший комплекс радиоэлектронной борьбы был развёрнут на авиабазе Хмеймим в октябре 2015 года. И снова речь шла о первых испытаниях современного оружия в условиях боевых действий. Комплекс анализирует тип сигнала и воздействует на РЛС противника помеховым излучением, а также осуществляет подавление спутников-шпионов, наземных радаров, авиационных систем АВАКС и радиоканалов управления «беспилотников».

О высокой эффективности работы нашего новейшего комплекса можно уже судить хотя бы по неоднократным жалобам американских военных на внезапную «слепоту» своих средств наблюдения и связи в окрестностях Латакии. Печальная история с отключением электроники настигала и корабли ВМФ США, попадавших в зону действия наших систем.

Дебютанты в небесах

Россия обкатала буквально все свои новинки в авиации, даже те, которые казались избыточными в рамках задач военной миссии в Сирии, но использование которых было совершенно оправдано с точки зрения испытания наших новых самолётов.

Снова слово Виктору Баранцу:

«Сирия – это особая климатическая зона, а у самолёта в целом и его основных узлов и агрегатов в частности есть свой технический ресурс. Мы специально «загоняли» нашу воздушную технику, выжимали из неё всё, что можно. Самолёты делали по 3, а то и по 4 боевых вылета в день. Всё это с целью прощупать запас их прочности, испытать ресурс самой машины и её агрегатов при жесточайших режимах эксплуатации и в реальных боевых условиях. Такая операция – это крайне благодатные условия для конструкторов и инженеров, которые в режиме реального времени могут наблюдать за поведением техники, за её износом, за устойчивостью работы приборов, получать отзывы пилотов».

И действительно, с целью сбора информации о проблемах и недочетах в новых моделях на территории Сирии в течение всей операции присутствовали сотрудники Новосибирского и Комсомольского авиазаводов. К тому же для фиксации конструктивных неполадок на авиабазу Хмеймим специально приезжали специалисты КБ «Сухой».

К тому же такая ситуация – это бесценная возможность для подготовки лётного состава, подчёркивает президент Международного центра геополитического анализа Леонид Ивашов:

«Как ни готовь лётчиков на полигонных испытаниях – это всё равно не то, что реальные боевые действия. В бою проявляется такая концентрация различных условий и факторов, которые невозможно сымитировать на полигоне. Это и климатические особенности, и условия интенсивного воздушного движения, и большое количество контролирующих радаров и работающих систем радиоэлектронной борьбы».

А в Сирии прошли крещение огнём многие новейшие разработки наших ВКС. Это в первую очередь стратегические бомбардировщики: как сверхзвуковые Ту-160, так и турбовинтовые Ту-95МС. С точки зрения задач военной операции их использование было избыточным, но для целей их проверки в реальных боевых условиях, а также демонстрации их возможностей всему миру – совершенно оправданной.

Кроме того, вместе с бомбардировщиками прошло боевое испытание и их вооружения – новейших ракет Х-101 и предыдущего поколения Х-555. Прежде их применяли только на полигонах и по учебным целям, а тут – реальные боевые задачи, порою намеренно усложнённые для максимального задействования всех возможностей новой техники и испытания всех её систем.

О том, что Министерство обороны рассматривает операцию в Сирии и как возможность для широкомасштабных испытаний, свидетельствует также и разнообразие маршрутов боевой авиации. Если 17 ноября «стратеги», поднявшись с авиабазы «Энгельс-2» под Саратовом, прошли над Казахстаном, Каспийским морем и произвели пуски крылатых ракет над территорией Ирана, то потом тройка Ту-160 в сопровождении топливозаправщиков Ил-78 стартовала аж из Мурманской области.

В ходе перелета протяженностью в 13000 км, совершив несколько дозаправок в воздухе, ударная группа облетела Скандинавию, Великобританию, прошла над Гибралтарским проливом, пересекла с запада на восток Средиземное море и отстрелялась крылатыми ракетами на долготе Кипра. После этого два «стратега» направились к Энгельсу, а один — снова с дозаправкой — вернулся на Кольский полуостров.

Однако главной премьерой стало появление истребителей Су-34 и Су-35 различных модификаций, которые не только проходили первые в своей истории боевые испытания, но и существенно снижали риски для нашей группировки в Сирии, эффективно защищая наземные части и вдобавок к тому выполняя фактически задачи летающих комплексов РЭБ.

Судя по косвенным данным, недостатки в эксплуатации и незначительные неполадки были обнаружены именно в этих новых истребителях, о чем упомянул президент Путин. Однако специалисты утверждают, что это не повлияло на выполнение боевых задач ВКС РФ и является нормальной практикой при проверке боем нового вооружения. Собственно, для того и проводили обкатку в Сирии.

«Калибр-НК»

Применение этих новейших ракет стало главным сюрпризом для мирового сообщества. Особую эффектность придавал тот факт, что Россия вела ими стрельбу по далёкой Сирии вообще со своей территории – с акватории Каспийского моря. А ракеты при этом поражали цели с высокой точностью, которая не всегда и бомбардировщикам доступна. Наши крылатые ракеты успешно пронеслись над Каспием, Ираном и Ираком, при этом поставив рекорд дальности использования крылатых ракет морского базирования по надводным целям – 1500 км в режиме огибания рельефа местности на предельно малых высотах!

При этом стрельбы велись как с кораблей, так и с подводной лодки. Наши западные «партнеры» и их «умеренные террористы» вдруг предстали перед фактом, что Россия в любой момент может достичь самые удаленные цели при помощи «Калибра-НК» без строительства инфраструктуры и проведения крупной операции. Достаточно просто подплыть оснащенному крылатыми ракетами кораблю на расстояние 1 500 км. Учитывая размах территории России и прибрежных вод, большинство целей можно достать, не покидая родные просторы.

КАБ-500С

Обычные авиационные бомбы, усовершенствованные находчивыми российскими специалистами до корректируемых, также были впервые апробированы в Сирии. Снабжённые системой глобального позиционирования ГЛОНАСС, они перешли в разряд высокоточного оружия. Телевизионные головки самонаведения с корреляционным алгоритмом обработки информации о цели способны «запомнить» местонахождение цели и управлять полетом бомбы до встречи с целью, чем обеспечивается реализация принципа «сбросил-забыл».

На земле

Помимо звезд на небосклоне много разнообразной техники было испытано на земле и передано сирийской армии, а также использовано нашими военными. В основной массе все машины тоже ранее использовались только на полигонных испытаниях и никогда не участвовали в реальных боях.

Это автомобиль-внедорожник ГАЗ-2330 «Тигр», бронетранспортер БТР-82А, самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1», тяжелая огнеметная система ТОС-1А «Солнцепек», армейский многоцелевой бронированный автомобиль «Рысь». Практически все новинки российской «оборонки» — некоторые буквально со станка — продемонстрировали свои качества сирийской армии и их противникам-террористам.

Общий итог

Таким образом, поручение президента учесть опыт боевых испытаний всей современной техники – это фактически команда вывести наш ОПК на новый уровень развития. Тут сразу несколько резонов играют важную роль.

Во-первых, учитывая нарастающую напряжённость как на Ближнем Востоке, так и в Центральной Азии, не факт, что в самое ближайшее время нам не придётся вновь подавлять террористические группировки на дальних подступах к России – например, в том же Таджикистане или Афганистане. А то, что наша база в Сирии остаётся на постоянной основе, даже и не обсуждается. Новейшая техника, которой активно переоснащается сейчас армия, должна быть подготовлена для применения в климатических условиях этих регионов мира.

Во-вторых, на международном рынке больше ценится вооружение, которое уже прошло боевые испытания, а не только обкатку на полигонах. Все хотят иметь у себя проверенную в бою надёжную технику, потому что платят за это обычно очень большие деньги.
Раньше российское вооружение, как правило, проигрывало по этому показателю американской технике – США, как известно, умудряются повоевать везде, и их оружие всегда уже бывает испытано в условиях реальных боевых действиях. Теперь такое преимущество появляется и у России. Тем более, кстати, что многие покупатели нашего вооружения – как нынешние, так и потенциальные – сами находятся в климатических зонах, схожих с сирийской или близких к ним.

Таково скрытое, не бросающееся на первый взгляд преимущество, которое мы получили, проведя сирийскую операцию. Тем более что за короткий срок – менее 8 месяцев – мы успели испытать всё наше новейшее вооружение и показать всему миру его возможности.

Как говорится, дёшево и сердито.

Альберт Нарышкин

Источник: www.russiapost.su



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.