На что способны российские подводные беспилотники



В 2019 году в состав Военно-морского флота России должна войти уникальная атомная подлодка специального назначения К-329 «Белгород». Подлодка этого типа уже вызвала ажиотаж среди военных экспертов на Западе — американский журнал Covert Shores даже опубликовал вероятную схему оснащения субмарины специальным оборудованием и вооружением. В чем уникальность подводного флота «особого назначения» и почему субмарины вызывают такой интерес на Западе — в материале «Известий».

Подводные наблюдатели

Подготовке подразделений для задач особой важности командование ВМФ России всегда уделяло особое внимание. Кроме боевых пловцов и особого отряда подводных лодок в составе Северного флота действует подразделение, точная численность и структура которого засекречены до сих пор. На протяжении нескольких десятков лет задачи и география деятельности кораблей ГУГИ (Главного управления глубоководных исследований) беспокоят военно-морские силы США и страны НАТО. Корабли, которые с завидным постоянством западные СМИ официально связывают с ГУГИ, действительно обладают большим потенциалом. Например, головной корабль проекта 22010 «Крюйс» до сих пор на Западе называется не иначе, как «охотник за секретными данными» и «убийца интернета».

Океанографическое исследовательское судно «Янтарь» в порту Калининграда. Фото: РИА Новости/Игорь Зарембо

«Страшное» прозвище справедливо лишь отчасти — океанографическое исследовательское судно «Янтарь», построенное для выполнения сложнейших задач в водах Мирового океана, действительно обладает внушительными возможностями — на борту корабля находятся глубоководные аппараты «Русь» и «Консул», с помощью которых операторы могут осуществлять удаленный доступ к объектам на глубине. С их помощью экипаж корабля может проводить практически не только любые работы по исследованию морского дна, будь то оценка геологических особенностей или изучение сейсмической активности на определенных участках, но и проверку целостности кабелей связи военного назначения.

В 2019 году в состав флота специального назначения ГУГИ должен быть принят модернизированный корабль такого типа. И хотя формально океанографические исследовательские суда строятся по одному проекту, второй корабль серии «Алмаз» будет иметь серьезные отличия от предшественника. Кроме футуристического облика головным разработчиком кораблей этого проекта ЦМКБ «Алмаз» отмечено, что новое ОИС с одноименным названием будет длиннее на 10 м, получит новое радиоэлектронное и исследовательское оборудование и сможет выполнять более широкий круг задач.

Проектное изображение океанографического исследовательского судна «Алмаз». Фото: bmpd.livejournal.com

Главная особенность кораблей этого типа состоит в практически неограниченной дальности хода — для продолжения непрерывной работы и выполнения поставленных задач требуется лишь заходить в порты для дозаправки и пополнения других запасов. Автономность плавания при этом составляет 60 суток, а практическая дальность хода — до 8 тыс. морских миль.

Кроме исследовательских и разведывательных операций корабли проекта 22010 могут выполнять и специальные задачи, включая поиск затонувших на большой глубине объектов. Одну из таких операций экипаж «Янтаря» проводил относительно недавно — в конце 2017 года корабль особого назначения вместе с судами ВМС Аргентины задействовали для поисков подводной лодки «Сан-Хуан», затонувшей в Атлантическом океане.

Атом специального назначения

Через год после сдачи исследовательского корабля «Янтарь» специалистам ГУГИ ВМФ России принял в состав флота одну из самых засекреченных атомных субмарин. БС-64 «Подмосковье» простояла на стапелях судостроительного завода 16 лет и за время длительной реконструкции превратилась из подводного крейсера стратегического назначения в АПЛ специального назначения. В рамках переоборудования подлодку лишили знаменитого «горба» — части корпуса, предназначенного для размещения шахт с баллистическими ракетами, а на его месте появился «отсек для стыковки» малоразмерных глубоководных аппаратов.

Автономный необитаемый подводный аппарат «Клавесин-2Р-ПМ». Фото: militaryrussia.ru

В ряде источников отмечалось, что операторы, находящиеся в специальных отсеках, могут использовать для выполнения задач глубоководные аппараты нескольких типов, среди которых находятся как «легкие» подводные разведчики «Клавесин» и их модернизированная версия «Клавесин-2Р-ПМ», так и специализированные атомные глубоководные станции проектов 1910 «Кашалот», 1851 «Палтус» и 10831 «Лошарик».

Точных данных о составе радиоэлектронного оборудования атомных глубоководных станций нет, однако в ряде источников сообщается, что с помощью аппаратов подобного типа экипаж подводной лодки сможет проводить операции по «обезвреживанию» любых, в том числе глубоководных, систем слежения и способен деактивировать любые устройства по сбору информации, включая гидроакустические датчики для слежения за многоцелевыми и стратегическими АПЛ, установленные в предполагаемых районах боевого дежурства стратегических и многоцелевых АПЛ.

Ответный удар

В ноябре 2018 года практически незамеченной осталась сенсационная новость — Минобороны России впервые официально подтвердило формирование экипажа для самой секретной атомной подводной лодки в составе ВМФ. И хотя подробные данные об экипаже К-329 «Белгород», по понятным причинам, отсутствуют, атомная субмарина, способная проводить как разведывательные, так и ударные миссии, уже вызвала огромный интерес не только у отечественных специалистов, но и у американских военных. Повышенное внимание к атомной подлодке К-329 связано в первую очередь с «полезной нагрузкой». Основное ударное вооружение АПЛ «Белгород» составят глубоководные комплексы «Посейдон» с дальностью хода не менее 10 тыс. км.

Уникальность ударной системы, перехват которой современными боеприпасами практически невозможен, уже отметили американские специалисты. Журнал Covert Shores даже опубликовал возможную схему размещения «Посейдонов» на борту К-329. Если верить догадкам американских специалистов, то на борту может находиться до шести сверхскоростных «ядерных торпед» с боевой частью по 2 мегатонны каждая. Глубоководные аппараты, судя по опубликованным изображениям, могут быть размещены по правому и левому борту субмарины в специальных кассетах, а их пуск может осуществляться «по-торпедному».

Океанская многоцелевая система «Посейдон». Фото: Министерство обороны РФ/mil.ru

Военный эксперт Василий Кашин в разговоре с корреспондентом «Известий» отметил, что особенностями конструкции российской подлодки и носимого оборудования гражданские и военные специалисты из США интересуются давно.

«Посейдон» — опасный аппарат, который, во-первых, имеет большую скорость, а во-вторых, большую (гораздо большую, чем у обычных ПЛ) глубину хода», — отметил Кашин. По словам эксперта, ударный потенциал «Посейдона» — лишь часть заложенных в конструкцию аппарата возможностей, а прямых аналогов российскому глубоководному аппарату с ядерным реактором на борту на вооружении ВМС США и стран НАТО до сих пор нет.

Носитель «ядерных» беспилотников справедливо занесли в категорию разведывательно-ударных АПЛ. Кроме атомной глубоководной станции «Лошарик» и беспилотных разведчиков «Клавесин-2Р-ПМ» для работы на небольших глубинах в составе оборудования АПЛ находится атомная турбогенераторная установка (АТГУ) «Шельф», от которой, при необходимости, можно запитать любые электронные системы с высоким энергопотреблением, включая автономные станции слежения как на берегу, так и под водой.

Быстрее и дальше

Отдельно стоит отметить, что в 2020 году в состав подводного флота особого назначения, способного проводить целый ряд операций на глубине в любой точке Мирового океана, должна войти вторая «разведывательно-диверсионная» АПЛ «Хабаровск», строительство которой ведется с 2014 года по проекту 09851. Отличительной чертой субмарины этого типа станет еще большая автоматизация и насыщение роботизированными аппаратами, предназначенными в том числе для работы подо льдами Арктики.

В создании подлодок специального назначения, а также глубоководных аппаратов преуспели и американцы, хотя на фоне заявленных характеристик «ядерного» беспилотника «Посейдон» достижения Военно-морского института США и агентства по перспективным оборонным проектам DARPA выглядят неоднозначно. Главной «спецлодкой» — носителем подводных аппаратов в составе ВМС США по-прежнему остается USS Jimmy Carter — третья и последняя из электрических АПЛ класса Seawolf. Учитывая особенности конструкции субмарины, Jimmy Carter, скорее всего, используется как подводная лаборатория для отработки применения глубоководных аппаратов, однако данные о постоянных выходах на боевое дежурство этой АПЛ отсутствуют.

Подводная лодка ВМС США USS Jimmy Carter. Фото: commons.wikimedia.org

Единственным направлением развития ВМС США, по которому в открытых источниках нельзя найти достоверной информации, остается создание и использование атомных глубоководных станций, способных погружаться на 1000 м и более. Единственным жизнеспособным и рабочим проектом в этом направлении считается подводный беспилотник Boeing Echo Voyager, опытное применение которого в водах Тихого океана началось в 2017 году. Однако отсутствие миниатюрного атомного реактора и ограниченный запас топлива на борту сильно ограничивают функционал такого устройства.

Учитывая количество и характеристики специализированных подводных кораблей в составе ВМС США, можно сделать осторожный вывод о том, что в развитии средств для наступательной подводной войны, которые считают магистральным направлением в войнах будущего, Россия достигла гораздо более серьезных успехов.

Дмитрий Юров

Фото: Министерство обороны РФ/mil.ru

Источник: iz.ru




На что способны российские подводные беспилотники

«Ратники» идут


войдите VkontakteYandex

Комментарии