Ближний Восток на Южном Урале



На учениях «Центр-2015» российские войска изучили тактику формирований террористов.

Подведены итоги крупнейших в истории России СКШУ «Центр-2015». На полигонах Центрального, Южного военных округов и акватории Каспийского моря действовали около 95 тысяч военнослужащих, более семи тысяч единиц ВВТ, до 170 самолетов и 20 кораблей. Какие вопросы отрабатывались там? Что означает фраза министра обороны о готовности войск к выполнению боевых задач в любых условиях? Рассказывает начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации генерал-лейтенант Иван Бувальцев.

– Иван Александрович, какая задача была поставлена перед войсками накануне этих учений? В чем ее отличие от многих других, которые отрабатывались на подобных мероприятиях?

 

– При разработке замысла СКШУ была поставлена задача смоделировать такую военно-политическую ситуацию, которая позволила бы, что называется, погрузить войска (силы) именно в ту обстановку, которая сейчас складывается, в частности, на Ближнем и Среднем Востоке. А она, скажем откровенно, крайне тревожна и неоднозначна. Имею в виду ситуацию в Ираке, Афганистане и прежде всего в Сирии, где в Тартусе находится пункт технического обслуживания кораблей ВМФ Российской Федерации.

Главари бандформирований ИГИЛ не скрывают своих замыслов создать мировой халифат, границы которого должны простираться до республик СНГ в Средней Азии и российского Поволжья. Сами понимаете, оставаться в стороне от этого и делать вид, что ничего не происходит, мы не можем.

– Но ТВД Ближнего и Среднего Востока сильно отличается от географических условий срединной России.

– Это так. Но руководством Вооруженных Сил РФ для учений «Центр-2015» были выбраны места, которые по своим физико-географическим условиям включали бы такие элементы, как отсутствие ориентиров, полное бездорожье, пески, равнинная степная местность. Мы подобрали полигоны, которые смогли обеспечить применение войск в условиях, схожих с ближневосточными. Физико-географические особенности местности соответствовали тем районам, где сегодня действуют бандформирования, как и тактика подыгрывающих подразделений – действиям формирований террористов.

Основными полигонами на территории Российской Федерации, на которые выводились войска, стали Тоцкий и Донгузский (Оренбургская область), Чебаркульский (Челябинская область), Алейский (Алтайский край). Обратите внимание, что все полигоны находятся в зоне ответственности Центрального военного округа. Отдельные эпизоды отрабатывались на полигоне Ашулук (Астраханская область) Южного военного округа.

Еще одной особенностью стало то, что в соответствии с поручением президента Министерство обороны накануне проверило, как решаются мобилизационные и другие вопросы в ряде федеральных органов исполнительной власти. Кроме того, готовность к выполнению задач в условиях военного времени проверена в администрациях Республики Башкортостан, Новосибирской, Самарской и Челябинской областей.

– Но у бандформирований совсем другая тактика действий, нежели у регулярных войск.

– Мы прекрасно сознаем, что современные вооруженные формирования – это мобильные, хорошо моторизованные, но не регулярные воинские части, а собранные со всего мира банды, действия которых значительно отличаются от тактики обычных войск.

Поэтому нами на СКШУ были задействованы не только общевойсковые части и подразделения. В ходе уже собственно активной фазы проведения учений использовались подразделения сил специального назначения, подразделения ССО. А общевойсковые подразделения, работавшие за противника, были переодеты в форму, подобную той, что носят незаконные вооруженные формирования. Все это позволило создать поучительную, динамичную, сложную обстановку.

В соответствии с ней мы вынудили командование всех уровней, личный состав соединений и подразделений видов и родов войск взаимодействовать и принимать правильные решения. Не могу рассказать обо всех тактических приемах и методах боевой работы, но отмечу: нами широко применялись рейдовые, поисковые, блокирующие действия, что, как показывает анализ действий боевиков, можно противопоставить незаконным вооруженным формированиям.

Важно было лишить их главного козыря – численности и подвижности. Считаю, нам во многом это удалось и мы достигли определенных положительных результатов.

На острие действовали, как водится, десантники. Подразделениям из состава 31-й гвардейской десантно-штурмовой бригады ставилась задача на десантирование парашютным способом, захват и удержание аэродрома, железнодорожных станций Харабали и Тамбовка, чтобы тем самым обеспечить прием основных сил десанта 98-й дивизии ВДВ. Это оперативное соединение получило и характерное наименование в штабных документах: группировка немедленного применения. Координация осуществлялась с помощью автоматизированных пунктов управления «Андромеда-Д».

Использовались новые образцы беспилотных летательных аппаратов – «Леер-3», «Застава», «Тахион». Действия разведчиков направлялись с комплекса управления и связи «Стрелец».

Расчеты беспилотников и автоматизированных станций помех «Житель» подавляли абонентов сотовой и спутниковой связи условного врага. Всю прочую электронику, образно говоря, давили новейшие многофункциональные комплексы РЭБ «Борисоглебск-2», «Красуха-4С». Всего же на учениях оказалось задействовано более 150 единиц техники радиоэлектронной борьбы.

Особый стиль у снайперов. К базе противника их выводили буквально пошагово – методом спортивного ориентирования, если говорить гражданским языком. В режиме радиомолчания, полной темноте воинам пришлось совершить марш-бросок на 10 километров, получая приказы в процессе передвижения и не зная конечной цели.

– Какие в целом силы и средства привлекались к решению задач?


– Во время внезапной проверки проведено отмобилизование 16 соединений и воинских частей, в том числе двух мотострелковых и одной танковой бригады, а также подразделений четырех мотострелковых дивизий территориальной обороны. Всего на военные сборы призваны около шести тысяч человек. Войска действовали на территории трех военных округов в 14 субъектах Российской Федерации.

В ходе учений «Центр-2015» особое внимание уделялось вопросам всестороннего анализа тактики бандформирований. Маневренные и разведывательно-поисковые действия по блокированию и уничтожению боевиков проводились общевойсковыми подразделениями в тесном взаимодействии с ударной авиацией. Огневое поражение осуществлялось массированным применением всех видов ВВТ. Для этого к нанесению ударов привлекались современные комплексы высокоточного оружия большой дальности наземного и морского базирования. В ходе операции против ИГИЛ в Сирии все стали свидетелями пусков крылатых ракет «Калибр-НК» с акватории Каспийского моря, но этот прием заранее отрабатывался на учениях «Центр-2015». Так, малый ракетный катер «Град Свияжск» поразил мишень вражеского судна за 200 километров.


Для поддержки сухопутных подразделений, действующих на уральских полигонах, активно применялись возможности различных типов авиации. Сразу 50 вертолетов нанесли удар по позициям террористов. Массированный десант из 300 человек под прикрытием Ми-24 был высажен на Ми-35, военно-транспортных Ми-8 и транспортно-штурмовых Ми-8 АМТШ. Свои возможности продемонстрировали и Су-34.

Впервые в новейшей истории России отработаны вопросы создания и применения мощной ударной авиационной группировки из 150 самолетов: штурмовой, бомбардировочной, истребительной авиации. Осуществлено нанесение массированных ударов с воздуха по целям в условиях меняющейся мишенной обстановки. Произведена высадка оперативно-тактического воздушного десанта, в котором задействованы 800 военнослужащих ВДВ, 20 самолетов Ил-76 и 36 вертолетов.

В целом стратегические командно-штабные учения «Центр-2015» продемонстрировали возросшую полевую, летную и морскую выучку войск. Подтвердили, что созданные межвидовые группировки эффективны, а значит, решение об их создании оправданно.

– Какие еще особенности СКШУ можно отметить?


– Как подчеркнул 6 октября на подведении итогов учений «Центр-2015» министр обороны генерал армии Сергей Шойгу, нам важно учитывать вероятные угрозы безопасности Российской Федерации, в том числе исходящие от международных террористических группировок. Так что сегодня борьба с ними выходит, можно сказать, на первый план боевой деятельности войск.

Личный состав получил большую практику и закрепил ее в том числе при перегруппировке на большие расстояния. Одна из армий Центрального военного округа внезапно получила вводную в короткие сроки осуществить планирование и перегруппироваться на полигон Ашулук (ЮВО), на расстояние более тысячи километров, хотя до этого была ориентирована на полигон Тоцкое. Зачем такие вводные? Они даются для того, чтобы реализовать принцип быстрого создания межвидовой и межведомственной группировки. А это важнейшая задача в современных условиях – мгновенно отреагировать, сконцентрировать силы для решительного удара по противнику, что и было выполнено. Межвидовая группировка была создана в короткие сроки.

Я привел пример перегруппировки лишь одной армии Сухопутных войск. Объединение успешно вышло на полигон Донгуз под Оренбургом, где осуществило подготовку к ведению боевых действий. Но при формировании межвидовой группировки в маневрах были задействованы соединения и воинские части различных родов войск.

Впервые за многие годы на СКШУ была создана мощная авиационная группировка, в которую вошло более 120 самолетов оперативно-тактического звена. Это очень сложная структурная организация, особенно в управлении. Она действовала с трех направлений, на каждом из которых одновременно применялось до 40 боевых самолетов. Представляете, какая это мощь, скорости и сложность в управлении.

Очень важно было организовать взаимодействие с ракетными войсками и артиллерией, а также с сухопутными подразделениями, которые в это время не находились в каких-то подготовленных районах, а двигались за разрывами снарядов под прикрытием ударов авиации. Это очень непросто и в плане обеспечения безопасности, и для того, чтобы максимально использовать массированный удар, который нанесла авиация. И то, что мы сейчас уверенно действуем в Сирии при подавлении выявленных целей боевиков, в значительной степени результат прошедших учений.

– Вы сказали о глобальных выводах. А если говорить об уровне «отделение-взвод-рота» – они будут такими же?

– Нет ни одного эпизода, который можно выделить как наиболее важный на СКШУ. Все важны. Для меня, как для заместителя руководителя учений по практическим действиям, задачи любого, даже маленького подразделения, разведывательного отряда или оперативной группировки армии представляются крайне актуальными, ведь порой от одного разведподразделения зависит успех целой армии.

Важно понять: правильным ли путем мы идем по выбору способов и форм подготовки личного состава, так ли решаем вопросы применения видов и родов войск в межведомственной межвидовой группировке? На полигонах Донгуз и Ашулук, думается, мы достигли в этом отношении немалого. Я именно о них говорю потому, что там прошли наиболее крупные мероприятия.

И последнее – по межвидовому взаимодействию. Силы специального назначения, отряды спецназа выполняли задачи совместно с военной полицией и ФСКН. В частности, по отслеживанию, задержанию караванов с наркотиками, оружием, деньгами условного противника. Ведь мало разгромить террористов, надо еще и ликвидировать источники криминального финансирования. Это одна из важнейших задач и составляющая тех системных боевых действий, с которыми могут столкнуться наши войска. 

Иван Бувальцев, Олег Фаличев

Источник: topwar.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.