Система бесчеловечность



Использованы материалы книги «Бесчеловечность как система», изданнаяв 1959 году военным издательством Министерства Обороны СССР.

В материалы книги внесены небольшие изменения для сокращения статьи, цитаты из допросов, выделенные курсивом, даны без изменений.

Термин «Пятая колонна» возник не вчера. Им пользовались до и после окончания Второй Мировой Войны. Можно сказать, что это военный термин и означает внутреннего врага  государства. Современная молодёжь мало изучает историю и анализирует события, а в обсуждениях и разговорах стараются избегать неудобных тем в силу незнания или невежества. А если обсуждается тема всемирного заговора, то многие машут рукой и говорят о фантазиях или о том, что управления в таких масштабах просто не может быть. Однако наши отцы и деды, жившие тогда в СССР, думали иначе.

После Великой Отечественной войны в ГДР (Германской Демократической Республике) была обезврежена одна из крупнейших террористических организаций «Группа борьбы против бесчеловечности». И сделали это советские люди, раскусив всю подлость и лживость этой организации, скрывавшейся под романтическим названием. Даже сами её участники приходили с повинной, осознавая то, чем они занимались.Чтобы объяснить опасность, исходящую от «Группы», вернёмся в недалёкое прошлое.

После войны на конференции, состоявшейся в г. Потсдам, нацистская Германия была поделена на несколько частей, так называемых зон оккупации. Четыре страны – США, Англия, Франция и Советский Союз – договорились о помощи в восстановлении Германии, уменьшении концентрации экономической мощи германских монополий и недопущении нацизма в будущем. Потсдамское соглашение было заключено с целью устранения  возможность развязывания новой войны и дать шанс германскому народу жить в мире и согласии, помогая в строительстве нового государства на демократических принципах.

СССР выступал за воссоединение Германии, её демилитаризацию и нейтральный статус. США выступали против нейтрального статуса объединённой Германии. США стремились видеть в Германии зависимого союзника. Конфронтация привела к расколу единого государства на ФРГ — США, Англия и Франция и ГДР — Советский Союз.

23 мая 1949 года на территории трёх зон, входящих в американскую, британскую и французскую зоны оккупации  была образована Федеративная Республика Германии (ФРГ). В том же году, 7 октября, в советской зоне оккупации была провозглашена Германская  Демократическая Республика (ГДР) со столицей в Берлине. Причём Берлин был разделён на две части — Западный и Восточный, которые являлись соответственно территориями ФРГ и ГДР.

В 1949 году к власти в ФРГпришёл Конрад Аденауэр, ставленник американских монополий. Первым делом он стал возрождать вооружённые силы западной Германии, во главе которых были поставлены бывшие гитлеровские генералы.В это же время Советский Союз восстанавливал потребительский сектор экономики ГДР, создавая рабочие места, поднимал уровень жизни немцев. Достаточно сравнить в то время уровень жизни в ФРГ и ГДР.Вторым шагом Аденауэра было присоединение к блоку НАТО и таким образом Потсдамское соглашение было нарушено.

Разведки США и Англии привели к власти бывших врагов и организовали не только прямую конфронтацию, что привело к холодной войне, но и подрывную деятельность на территории подконтрольной Советскому Союзу. Такую деятельность под благовидным предлогом они осуществляли не самостоятельно, а через организацию под названием «Группа борьбы против бесчеловечности». Действовали они с помощью пятой колонны состоящей из преступников и просто обычных людей не понимающих, как их используют.

Началом работы«Группы борьбы против бесчеловечности» стал 1948г. когда согласно заданию сотрудника американской военной контрразведки «Си-Ай-Си» капитана Била РайнерХильдебрандт (бывший штурмбанфюрер СС) возглавил службурозыска в Западном Берлине. Позднее бывший сотрудник «Группы» ХанфридХикке (кличка «Вальтер») подтвердил на допросе, что Хильдебрандт получал задания от некого капитана Билла из американской разведки, которая также предоставляла Хильдебрандту значительные суммы денег.

После войны многие немцы потеряли связь со своимиродственниками. Люди, разыскивая своих близких,обращались к Хильдебрандту. Он же, пользуясь предоставленной информацией, решал свою задачу: разыскивал лиц, во время войны совершивших преступления против человечности на территориях ФРГ и ГДР. Проще говоря – нацистов и других преступников и их родственников. Это подтверждается словами одного из сотрудников «Группы борьбы» Хассо Графа. В своей брошюре «Путь «Группы борьбы против бесчеловечности» он говорит: «Из числа этих лиц, выпущенных на свободу (бывшие активные нацисты, освобождённые из под стражи советскими властями. - Прим. нем. изд.), и набирались первые сотрудники «Группы борьбы против бесчеловечности».

Все сведения, имена, адреса и т.д., естественно, передавались и контрразведке США. Но американцы всё же боялись открыто финансировать эту организацию, и посоветовали Хильдебрандту для конспирации обратиться к благотворительному фонду евангелической церкви «Каритас» («CaritasInternationalis» - название 154 национальных католических благотворительных организаций, действующих в 198 странах и регионах мира и объединённых в международную конфедерацию). Цель организации «Каритас» - практическая реализация христианами-католиками социального служения, гуманитарной помощи и человеческого развития. Ещё Хильдебрандт по рекомендации разведки США, обратился к германскому Обществу Красного Креста.В итоге он долгое время получал от них материальную поддержку. Это были не единственные организации, оказывающие ему помощь. Другими были американские благотворительные организации, такие как Кейр-организейшн (распределение посылок).

Следующий шаг был в придании обществу официальности. И американская разведка дала соответствующее указание Хильдебрандту – предложено было назвать организацию «Группа борьбы против бесчеловечности». Глава западноберлинского сената Эрнест Рейтер заверил, что группа является гуманистической организацией и что против её официального утверждения нет никаких возражений.

23 апреля 1949 года американская, английская и французская военные комендатуры официально признали «Группу» политической организацией и было выдано соответствующее разрешение. 1 августа 1949 года «Группа» переехала в другой район, где арендную плату на полгода вперёд внесла американская контрразведка.

Организация также обеспечивалась с помощью различных общественных благотворительных американских организаций. В частности, значительные денежные средства она получила от «Фонда Форда», который был создан сыном автомобильного короля Генри Форда — Эдселом Фордом. Кстати, при создании фонда семья Форда была освобождена от уплаты многомиллионных налогов на наследство. Известно, что Генри Форд был награждён Гитлером Железным крестом германского орла — это самая высокая награда фашисткой Германии для иностранцев.

Финансирование было не только от фондов, но даже от берлинского сената, о чём упоминается в отчётах самой группы. Сенат Западного Берлина пользовался услугами группы. Сенатор Липшиц подтвердил это, отвечая на вопросы газете «Кутир». Сенатор искал сведения о бывших фашистских чиновниках и кадровых военных, которые, в нарушение Потсдамского соглашения, имели право на занятие прежних должностей и материальное обеспечение.

Какова же была структура общества?

Руководство «Группы борьбы против бесчеловечности» (далее «Группа»). Руководитель - Эрнст Тиллих (после ухода Хильдебрандта). Он был викарием в церкви общины в Клейн-Махнове, но потом оставил её (скорее всего выгнали. – Прим. авт.) из-за аморального поведения. В целях обогащения торговал информацией, за что его арестовала гестапо, но на суде выяснилось, что Тиллих не противник фашизма. Ему дали три года. Позже он стал работать в качестве референта по использованию принудительного труда иностранных граждан, насильственно угнанных в Германию. И хотя работал он на фашистов, но сам называл себя борцом против фашизма. В 1942 году он был призван в армию, получил чин фельдфебеля и был награждён «Крестами за военные заслуги» 1 и 2 классов. После войны этот человек продолжил свою биографию не самыми красивыми страницами.

Заместитель Герд Байц. Служил в воздушно-десантных частях фашистских вооружённых сил. Был агентом американскойразветки.

Совет — отдел создан для видимости демократической организации и состоял из начальников отделов «Группы борьбы против бесчеловечности». Все решения совет принимал по настоянию Байца.

Административно-хозяйственный отдел. Занимался в основном распределением денежных средств.

Бюро печати. В задачи входило издание брошюр, листовок, газет, содержащих клевету на ГДР, и поднять «Группу борьбы» в глазах общества. Отдел располагал штатными журналистами и фотооператорами. Так же отдел сотрудничал и с другими отделами и поддерживал связи со СМИ (радио, американские информационные агентства), предоставляя разную информацию.

Оперативный отдел. Ему подчинялся весь агентурный аппарат. У отдела было пять географических направлений работы в соответствии с административным делением территории ГДР.

Отделение по дезорганизации деятельности административных учреждений. Составная часть оперативного отдела. В задачу отделения входило изготовление различного рода фальшивых документов, а так же организация их распространения и использования. В этот список входит и фальшивомонетничество.

Химико-техническая лаборатория. Изготовление средств для диверсионных и вредительских целей – кислот, взрывчатки, зажигательных смесей. Чтобы оценить масштаб действий, сообщим факт: одна случайно разбитая бутылка с кислотой отравила воздух во всём районе, прилегающем к штаб-квартире лаборатории.

Базы запуска воздушных шаров. Использовалась для заброски в ГДР листовок.

Приёмный пункт. Основная задача – наблюдение за агентами и их вербовка.

Отдел допросов. Основная его задача – сбор шпионских сведений, получаемых путём «допроса» посетителей и лиц, покинувших ГДР. Кроме того, разработка и подбор материалов для дезорганизации деятельности административных учреждений. Отдел допросов состоял из референтов, которые вели свою деятельность согласно характеру задания.

Референты. Например, референт по вопросам партий и массовых организаций (общественных – Прим. авт.) занимался изучением служебной деятельности и личной жизни работников политических партий, промышленных предприятий, общественных организаций, а также представителей интеллигенции. Деятельность такого референта была направлена на организацию актов, мешающих нормальной работе руководящих партийных и профсоюзных органов, управленческого аппарата промышленных предприятий. Референт по вопросам сельского хозяйства собирал сведения о лесном и сельском хозяйстве, направлял данные для организации срыва весеннего или осеннего сева, уборки урожая. Референт по вопросам церкви и интеллигенции собирал сведения, которые можно было использовать для возбуждения недовольства церковью. Существовали референты по вопросам молодёжи, юстиции, органов госбезопасности и т.д.

Далее мы приведём материалы из книги основных направлений работы этой организации. Для оценки деятельности в этих областях приводятся выдержки из показаний членов «Группы» на допросах в следственных органах ГДР. Поэтому обвинить в вымыслах о глобальном заговоре не получится ни у одного демагога, так как это показания самих террористов и реальные уголовные дела. Причём многие члены преступной организации сами являлись в следственные органы и давали показания.

Шпионаж практически во всех областях жизнедеятельности государства – в звеньях государственного аппарата, экономики, в политических партиях и общественных организациях, в полиции, армии. Задания по шпионажу, исходящие от американской разведки через руководство группы, использовали все возможности места жительства и работы завербованного агента.

Собирались сведения о настроениях и предпочтениях населения, о снабжении, о действиях полиции и т.д. Член «Группы борьбы против бесчеловечности» ВиллибальдШустер на допросе показал:«При оформлении грузов на станции Триптис я по заданию Ланге (член группы – Прим. авт.) записывал количество и место назначения вагонов-цистерн, отправляемых с бензосклада советской воинской части. Кроме того, на станции Гера я выписывал данные на эти же вагоны-цистерны из регистрационных книг, ведущихся в службе движения. В управлении дороги в городе Гера я брал сведения об эшелонах с делегациями Союза свободной немецкой молодёжи, следовавших на общегерманский слёт в 1954 году. Из разговоров среди населения я черпал сведения об арестах и настроениях. В Бад-Шандау я собрал данные об импортных грузах. Весь собранный материал я обработал дома и в апреле или мае 1954 года по конспиративному адресу отослал первое шпионское донесение».

Другой член группы Иозеф Клупп на допросе в следственных органах показал: «Я получил задание собрать сведения о машинно-прокатной станции, её начальнике и других служащих, об их партийной принадлежности и установить число тракторов, количество бензина и место его хранения. Кроме того, мы должны были определить численность народной полиции, установить фамилии офицеров, места дислокации и вооружение казарменной народной полиции, номера автомашин, принадлежащих полиции и советским воинским частям, а также численность, вооружение и расположение последних».

Ещё один член группы ИоахимРаух рассказал по поводу тех материалов, которые у него были найдены при аресте, что это записи о том, где и когда он распространял материалы, призывающие к войне против Советского Союза и ГДР.

Политический шпионаж. Агенты группы получали задания похищать или фотографировать важные решения и протоколы, штатные расписания и планы работы, а также другие документы административных и хозяйственных учреждений, политических партий и массовых организаций. Агентам поручалось шпионить за ответственными работниками государственного аппарата, политических партий и массовых организаций, собирать сведения об их жизни и работе и особенно об их политическом лице. От агентов требовались точные отчеты о совещаниях и конференциях, заседаниях и инструктажах, а также о всех мероприятиях особого политического значения. Так же агенты постоянно изучали настроения населения в связи с предстоящими крупными политическими событиями, например выборами.

Например, агент Вальтер Генрих из Магдебурга представил в «Группу борьбы против бесчеловечности» учебные планы земельной партийной школы НДПГ (Национально-демократическая партия Германии). Он сообщил о настроениях среди слушателей этой школы и передал готовые характеристики на ответственных сотрудников и депутатов Магдебургского городского совета. Из Магдебургского городского совета он выкрал документы, к которым имел доступ по работе. Он передал все документы и составленные им донесения агенту «Группы борьбы против бесчеловечности» ЭвальдуРитцману из Магдебурга, служившему начальником поезда на железной дороге и безпрепятственно (как начальник поезда он не подвергался контролю) переправившему их в Западный Берлин.

Другой агент Гарри Циппель из Эрфурта сообщил на допросе: «...Одновременно я использовал любую возможность, чтобы выполнить полученное шпионское задание. Начиная с августа 1951 года я записывал фамилии руководящих деятелей эрфуртского завода «Оптима»...»

Агенту Рудольфу Штюберу из Берлина было поручено навести справки о служащих берлинских транспортных предприятий, главном враче одной поликлиники, нескольких железнодорожниках и о различных западноберлинских гражданах, в том числе о правительственном советнике Д. и дирижёре К. Штюбер должен был также похитить список западно-берлинских подписчиков газет Германской Демократической Республики и установить, где находятся некоторые распределительные шкафы телефонной сети демократического сектора Большого Берлина.

Экономический шпионаж. Если политический масштаб не переворачивает ваше представление о террористических организациях и их устройстве, то скорее всего вы работник разведки. А для простых граждан продолжим. «Группа борьбы против бесчеловечности» в рамках экономического шпионажа собрала сведения о промышленности и сельском хозяйстве, о транспортной системе, внешней и внутренней торговле, о снабжении населения. В своих инструкциях организация требовала от своих агентов:

1) добывать данные об объёме продукции, производственных мощностях и рентабельности народных предприятий и народных имений;

2) собирать сведения о конкретных промышленных объектах, например о заводах тяжелого машиностроения, электростанциях и других предприятиях, занимающих ключевое положение в промышленности;

3) точно описывать их и фотографировать.

Агенты должны в первую очередь устанавливать возможности по снижению производства, временному выводу из строя или полному уничтожению оборудования, производственных сооружений и целых предприятий. Какая была необходима информация и документы?

1) Освещающие экономику в целом, по ее различным отраслям, и касающихся экономических связей отдельных предприятий или отраслей хозяйства;

2) Характеризующие состояние денежного оборота, баланса и оперативных финансовых планов;

3) Имеющие отношение к хранению благородных металлов, валютных ценностей и банкнот;

4) Касающиеся импорта и экспорта определенных товаров;

5) Связанные с полезными ископаемыми, особенно с добычей цветных и редких металлов;

6) Характеризующие открытия, изобретения и технические новшества, научно-исследовательскую деятельность и эксперименты во всех областях науки и техники;

7) Относящиеся к экономическим переговорам, связям и соглашениям с другими государствами.

Агент «Группы борьбы» Лидия Ширрваген из Берлина была завербована в июле 1951 года и получила оперативную кличку «Рюкзак». Она работала секретарем в дирекции народного предприятия «Секура» в Берлине. Когда Ширрваген допрашивали в следственных органах ГДР, на вопрос о том, какие шпионские материалы передавала она резиденту «Группы борьбы» Курту Байцу, шпионка ответила:

 «После того, как я возвратилась из отпуска, Тике назначил мне встречу на конец августа 1951 года на станции Цоо. На этом свидании я передала следующие материалы:

1) отчет о выполнении плана;

2) штатное расписание;

3) список рабочих и служащих — членов демократических партий;

4) сообщение о финансовом положении предприятия».

Агент «Группы борьбы» Эмиль Мёбис, работавший инженером на предприятии «Секура» по заданию «Группы борьбы против бесчеловечности», организовал простой оборудования на народном предприятии «Секура».

На допросе он показал этому поводу: «В середине апреля 1951 года ко мне на квартиру вместе с Бурианеком пришли Кранц, Бранд, Бенц и Ховештедт, которых Бурианек представил как членов его агентурной группы. На встрече обсудили планы шпионской деятельности на предприятии. Бурианек поручил мне и остальным присутствующим узнать адреса всех известных нам западногерманских и западноберлинских фирм, поставляющих народному предприятию «Секура» сталь и стальные пружины. Он хотел договориться с западноберлинской полицией о конфискации этих важных для нашего предприятия материалов и вызвать таким образом снижение выпуска продукции… В мае 1951 года западноберлинская полиция по указанию «Группы борьбы» конфисковала 5000 пружин при провозе их через Западный Берлин, в результате чего руководимый мною цех не работал больше месяца». Ущерб, вызванный остановкой работы на один месяц, составил 10000 будильников общей стоимостью в 120000 марок. К тому же после остановки возникли трудности с возобновлением запуска будильников в производство.

Агент «Группы борьбы» Альбрехт Геслер занимался экономическим шпионажем. На допросе в следственных органах Германской Демократической Республики он показал: «Я должен был представить информацию о заводе имени Эрнста Тельмана в Магдебурге и выявить возможности выведения из строя большого кузнечного пресса». Агент «Группы борьбы» ЭвальдРицман из Магдебурга рассказал на допросе: «Я должен был сообщать о том, как проходит организация кооперативов в деревнях, о ходе уборки урожая, достаточно ли шпагата, как обстоит дело с рабочей силой в сельском хозяйстве. Резидент Хенниг, он же Руке, проявлял особый интерес к народным имениям».

20 октября 1955 года бывший резидент «Группы борьбы» Вагнер в своем заявлении перед представителями печати в Берлине остановился на шпионских заданиях, которые он давал своим агентам: «Группе Мейера в городе Гера я поручил дезорганизовать снабжение текстильными товарами в Тюрингии и собрать материалы о плановых заданиях. Эти материалы были нужны для изготовления фальшивок отделением по дезорганизации деятельности административных учреждении». Агент «Группы борьбы» Виллибальд Шустер, бывший служащий железной дороги, сообщил на допросе в следственных органах: «При сборе шпионских сведений использовалось служебное положение членов агентурной группы, работавших на железной дороге. На основании собранных шпионских сведений составлялись письменные доклады, которые я переправлял «Группе борьбы» по почте или передавал лично на явках».

Военный шпионаж у любого государства стоит на первом месте. Задания заключались в сборе сведений об учреждениях народной полиции, о подразделениях национальной Народной армии и о советских воинских частях, дислоцирующихся на территории Германской Демократической Республики. Агенты «Группы борьбы» должны устанавливать дислокацию, размещение, численность, вооружение воинских частей и особенности военных объектов, сообщать о передвижении и маневрах войск и одновременно узнавать фамилии сотрудников органов государственной безопасности ГДР и советских офицеров.

Агент «Группы борьбы» Пауль Вишневский из Броквица входил в состав агентурной группы «Тотила». Эта группа совершила в районе Дрездена ряд тяжких преступлений. По заданию этой группы Вишневский осенью 1951 года подал заявление о приеме в народную полицию. Ему поручили устроиться в один из полицейских участков в Радебейле (район Дрездена) и помогать группе в совершении преступных действий. Агент Шульце в первую очередь интересовался расписанием ночной патрульной службы, чтобы обеспечить безопасность себе и другим агентам при совершении преступлений. Так же он стал заниматься военным шпионажем. По воскресеньям он передавал агенту Шульце сведения о служебном распорядке, организации, численности и вооружении своей части и о том, как его обучают специальности радиста и какие предметы ему преподают.

Агент «Группы борьбы» ЭвальдРитцман из Магдебурга на допросе о полученных им от резидента «Группы борьбы» Хеннига шпионских заданиях рассказал следующее: «Я получил задание установить, имеют ли место в районе Магдебурга передвижения советских войск; сообщить о характере, видах и типах новой техники советских моторизованных частей; записывать номера советских автомобилей, отправляемых по железной дороге; собирать шпионские сведения о Беймсовской казарме в Магдебурге и попытаться узнать фамилии советских офицеров, находящихся в этой казарме; установить, как и насколько успешно проходит набор в народную полицию и не испытывают ли предприятия в связи с этим недостаток в рабочей силе; собрать сведения о проведении в жизнь правительственного постановления об охране Германской Демократической Республики на демаркационной линии и на границах демократического сектора Большого Берлина».

Агент Герхард Бенковиц признал на допросе: «...Я сообщил Лангеру, что имею возможность устроиться преподавателем русского языка в Веймарской Центральной школе народной полиции и немецкого языка на одном советском военном объекте. Лангер очень обрадовался и дал мне задание собрать подробные сведения об этих объектах. Мне рекомендовали действовать не очень активно, пока подслушивать разговоры и задавать невинные вопросы, чтобы установить распорядок и организацию службы Центральной школы народной полиции. На военном объекте Лангера интересовали главным образом фамилии советских офицеров, их звания и должности, а также номера автомашин и характер воинских частей... В процессе моей шпионской деятельности я собрал такие сведения о Центральной школе: количество учащихся, сроки обучения, преподаваемые предметы, например политэкономия, уголовное право, немецкий и русский языки, изучение оружия, строевая подготовка, тактическая подготовка на местности, фамилии и должности офицеров, служащих в школе… На советском объекте я в соответствии с заданием установил фамилии 15—20 советских офицеров. Я запомнил их звания и, насколько это мне удалось, определил их служебное положение. Кроме того, я запомнил номера автомашин, на которых меня привозили на занятия и отвозили домой. Далее я установил рода войск и что за часть там располагалась».

Саботаж и вредительство. Думаю, что после прочтения у вас не останется сомнения в том, почему происходят столкновения поездов, аварии и прочие случайности. Саботаж и вредительство относятся к числу тех преступных действий, которые с трудом поддаются разоблачению, так как саботажники в большинстве случаев делают вид, что исполняют свой долг. Совершенные ими диверсии и причиненные убытки нередко принимаются за результат их чрезмерного усердия или непреднамеренного невыполнения обязанностей и небрежности. В одной из изданных «Группой борьбы против бесчеловечности» инструкций, имеющей многозначительное название «Американские танки на Рюгене?», говорится: «Акты саботажа никогда не следует проводить там, где живешь, или на том месте, где работаешь сам, но любую работу надо выполнять так, чтобы впоследствии оборудование быстро изнашивалось и становилось непригодным».

Формы саботажа и вредительства. Разберём несколько примеров, на которых будет видно применяемые «Группой борьбы против бесчеловечности» формы саботажа и вредительства. С середины декабря 1953 до середины января 1954 года в Вустермарке на сортировочной станции железной дороги при составлении поездов часто происходили столкновения, в результате которых сгорело и было полностью уничтожено 12 вагонов с медикаментами, спичками и убойным скотом, предназначенных для Берлина. Материальный ущерб исчислялся в 240 тысяч марок. Следственные органы ГДР установили, что один из служащих железной дороги составитель поездов Гейнц Войте, присутствовавший при столкновениях, с середины декабря 1953 года поддерживал связь с «Группой борьбы». 15 января 1954 года он был арестован. На допросе 28 января 1954 года Войте показал: «Я не подкладывал башмаков под колеса вагонов, катящихся с горки, а для усиления удара я затормаживал башмаком ближайший к горке неподвижный вагон… В результате столкновения в ночь с 4 на 5 января один вагон, груженный спичками и медикаментами, загорелся». На последующих допросах Войте сознался, что остальные одиннадцать вагонов с грузом сгорели также по его вине.

Агент «Группы борьбы против бесчеловечности» Вернер Клейнерт работал старшим составителем поездов на железной дороге в Дрездене. Он получал от «Группы борьбы против бесчеловечности» задания и по саботажу. 6 октября 1952 года Клейнерт неправильно перевел в исходное положение железнодорожную стрелку, в результате чего на переезде у территории завода в Дрезден-Нейштадте сошло с рельсов несколько вагонов.

Какие же ещё задания получали агенты? Они должны были составлять неправильные планы, неправильно толковать положения законов; искусственно создавать дефициты, препятствовать правильному использованию транспортных средств, нерационально загружая их; замедлять строительство, давая неверные указания, и т. п.

В августе 1955 года в демократическом секторе Большого Берлина уголовной полицией был задержан спекулянт Вернер Горлиц, проживавший в то время в г. Бранденбурге. Уголовная полиция передала дело Горлица в органы безопасности. В результате проверки было установлено, что Горлиц, являясь учителем, по заданию «Группы борьбы против бесчеловечности» грубо нарушал учебные планы и в целях систематического снижения уровня подготовки своих учеников сознательно подавлял и направлял по ложному руслу тягу детей к знаниям и образованию. Цель Горлица состояла в том, чтобы закрыть перед детьми, окончившими школу, доступ к тем профессиям, которые требуют определенного уровня подготовки.

Ещё один пример саботажа – распространение «Группой борьбы» в печатном виде советов, каким образом, используя различные средства, люди могут вызвать у себя симптомы тяжелых заболеваний, с целью увеличения расходов на социальное обеспечение и одновременно создание недостатка рабочей силы. В одной из таких брошюр, замаскированной под членский билет Объединения свободных немецких профсоюзов, подробно описывалось, как вызвать инфекционноезагноение ран. При этом умалчивалось о том, что человек, следуя этому совету, может серьезно подорвать свое здоровье.

Дезорганизация деятельности административных учреждений. Бывший резидент «Группы борьбы» Хикке писал по этому поводу в брошюре «Кличка «Вальтер»: «Ледер (имеется в виду Герд Байц. — Прим. нем. изд.) намеревался заняться в первую очередь так называемой дезорганизацией деятельности административных учреждений — одним из видов саботажа, рекомендованным ему американцами. Я знаю об этом от д-ра Гофмана, смещенного Тиллихом. Д-р Гофман рассказал мне, что «план дезорганизации деятельности административных учреждений подсказан американцами». Под дезорганизацией деятельности административных учреждений Ледер понимал систематический срыв нормальной работы учреждений и предприятий ГДР с помощью фиктивных директив, доставляемых по почте или подкладываемых агентами в служебную переписку. Ожидалось, что в результате таких действий у сотрудников учреждений будет подорван авторитет к высшим инстанциям и возникнет чувство неуверенности и взаимного недоверия. Одновременно имелось в виду вызвать диспропорции в развитии производства и причинить тем самым ущерб экономике ГДР».

Вотпояснения по этому поводу руководителя Тиллиха в речи, посвящённой четырехлетию «Группы борьбы» 15 декабря 1952 года: «...Мы, например, лишаем противника уверенности, чрезмерно загружая его административный аппарат и заставляя последний работать вхолостую... Такое сковывание сил... должно остаться принципом этой деятельности».

Агент «Группы борьбы» Ганнелора Адам из Шверина работала на народном заготовительно-закупочном предприятии в Шверине. По заданию резидента «Группы борьбы» Бруна она украла с места работы большое количество документов. Так, она передала Бруну бланки предприятия, конверты со служебными штампами, письма из других учреждений, документы с подписями руководящих сотрудников, оттиски всех штампов предприятия, копии внутренних распоряжений, отчетов о выполнении плана по заготовке скота и пр. Агент «Группы борьбы» Курт Хоппе из Гютерфельде, работавший референтом в финансовом управлении земли Бранденбург в Потсдаме, похитил с места работы большое количество директив, распоряжений и служебных инструкций, касающихся финансовой деятельности. Кроме того, он передал «Группе борьбы» все штампы земельного финансового управления, чистые бланки и другие документы.

Фальшивки, изготовленные с помощью выкраденных документов, подкладывались агентами «Группы борьбы» в корреспонденцию государственных и кооперативных учреждений и организаций. Главный связник «Группы борьбы» Густав Буцек показал на допросе в следственных органах ГДР:«В рамках так называемой кампании по распространению писем примерно с начала 1952 года я получал от «Группы борьбы» письма, содержащие фальсифицированные постановления и директивы правительства ГДР и ряда государственных учреждений... Я уже не помню точно содержания всех тайно провезенных мною фальшивок. В одной, например, «Группа борьбы» подделала дополнения к изданному правительством ГДР постановлению, которые полностью искажали смысл постановления. Подделывались также заказы на промышленные изделия, чтобы заставить предприятия выпускать ненужную продукцию».

«Группа борьбы» пыталась также дезорганизовать и вызвать затруднения в снабжении населения. Резидент Курт Байц вручил агенту «Группы борьбы» Рудольфу Мюльбергу из Гольцхаузена (Саксония) поддельную служебную печать городского совета Лейпцига. С ее помощью Мюльберг должен был сфабриковать 800 талонов на получение масла, маргарина и кофе и переслать их профсоюзным комитетам различных предприятий. В препроводительном письме содержалось указание профсоюзным комитетам заранее собрать деньги за соответствующие продукты и перевести их на счет, который также был фиктивным. В другом случае агент Мюльберг получил задание сфабриковать с помощью поддельной печати разрешения на убой скота и разослать их по почте крестьянам. Открыв подобранным ключом витрину распоряжений общины Гольцхаузен, Мюльберг повесил сфабрикованное им объявление об изменении существующего порядка выдачи разрешений на убой скота.

С целью дезорганизации снабжения в Германской Демократической Республике «Группа борьбы» пустила в обращение фальшивые карточки на получение нормированных товаров. Она каждый месяц подделывала продовольственные карточки, талоны на уголь и бензин и т. п. и через свою агентурную сеть распространяла их в ГДР. План совершения этих преступлений был разработан еще в 1951 году. По этому поводу бывший резидент «Группы борьбы» Хикке показал на допросе: «На одном из совещаний Герд Байц предложил отпечатать продовольственные и рейсовые карточки Германской Демократической Республики и послать их руководителям первичных партийных и массовых организаций, а также людям, известным своей честностью и демократическими взглядами. Таким путем Байц намеревался подкупить этих лиц, подорвать их авторитет среди населения и одновременно дезорганизовать снабжение».

О масштабах распространения фабриковавшихся «Группой борьбы против бесчеловечности» фальшивок подробно сообщила на пресс-конференции 4 мая 1955 года в Берлине АннелизаГлейбс, которую «Группа борьбы» насильно заставила заниматься шпионажем и которая явилась с повинной в следственные органы Германской Демократической Республики: «Потом я стала получать фальшивки от Паульсена (кличка резидента «Группы борьбы» Герцога.— Прим. нем. изд.). Каждый раз он давал мне большое количество карточек. Однажды, вручив мне по 50 рейсовых карточек на мясо и жиры, он сказал: «Мы напечатали фальшивых рейсовых карточек на 50 тонн продовольствия. На Востоке будут очень удивлены, когда им не хватит продуктов на отоваривание этих карточек. Им скоро придется отказаться от своих планов. Если все сойдет гладко, то только этими фальшивками мы нанесем ущерб Востоку более чем на один миллион марок». Я должна была незаметно распространять карточки в демократическом секторе Берлина, теряя их на улице, оставляя в телефонных будках, бросая в почтовые ящики, роняя в трамвае и т. д.».

Диверсии. Диверсионные акты представляют собой преступные действия, имеющие целью подрыв народного хозяйства и оборонной мощи. Объектами диверсий являются в первую очередь промышленное оборудование, технические сооружения, постройки, мосты, транспортные средства и другое важное народное имущество, ресурсы – лес, уголь, ГСМ. Их выводят из строя частично или уничтожают полностью путем поджогов, с помощью взрывчатых веществ, кислот и других средств. В инструкции «Группы борьбы против бесчеловечности» «Американские танки на Рюгене?» агентам даются следующие указания по проведению диверсионных актов: «В бензин бросай сахар, в буксы и подшипники машин засыпай песок; перебрасывай через телефонные провода бечевку (или, еще лучше, проволоку), прочно связывай и закрепляй концы; горючее «Буна» смешивай с горючим «Лейна» и т. д... перерезай провода железнодорожной сигнализации — мы можем посоветовать не только это, но и многое другое».

Агенты Пауль Хорней и Курт Гросс, оба из Вольфена, были завербованы «Группой борьбы» в 1950 году и использовались для диверсионной деятельности по месту их работы на фабрике по производству фотопленки «АГФА — Вольфен». Резидент Хенниг поручил им любым путем вызвать временную остановку предприятия. С этой целью оба агента намеревались проникнуть в ТЭЦ фабрики и насыпать песок в подшипники главной турбины. Кроме того, они подготавливали взрыв самой высокой фабричной трубы. Агент «Группы борьбы» ВиллибальдШустер из Гроссэберсдорфа получил наряду с другими заданиями указание прервать железнодорожное сообщение на участке Мюнхенбернсдорф — Нидерпёльниц. Он должен был вывести из строя несколько стрелок на этом участке, заклинив их камнями. На случай так называемого дня «Икс» он получил приказ взорвать каменный железнодорожный мост между Ледерхозе и Мюнхенбернсдорфом.

Разрушения при помощи едких веществ. Еще опаснее диверсионные акты, когда используются кислоты и другие едкие химические вещества. Эти диверсионные средства вызывают такие же разрушения, как и песок, металлические стружки и камни. Однако они опасней тем, что их нельзя своевременно обнаружить, например в смеси с горючим или со смазочными маслами, и тем, что они могут вызвать отравления и ожоги у персонала. О действии одной кислоты, изготовленной «Группой борьбы» и розданной агентам, в распоряжении органов государственной безопасности ГДР имеется заключение: «Стеклянный сосуд в виде флакона первоначально содержал средство для уничтожения насекомых и был снабжен соответствующей этикеткой. Впоследствии его наполнили маслянистой жидкостью желтого цвета, в состав которой входила кислота, разъедающая металл. При воспламенении жидкость взрывается из-за большого количества выделяющихся газов… Если эту жидкость смешать с горючим и смесь использовать в двигателях, то в цилиндрах вскоре возникнет повышенное давление, превышающее прочность материала, ослабленного разъедающим действием этой смеси, и блок цилиндров из-за увеличенной интенсивности сгорания будет разорван».

Отчет направления «Берлин-Бранденбург» за февраль 1952 года, подписанный резидентом «Группы борьбы» Шледе, даёт некоторое представление о методах применения кислотосодержащих диверсионных средств (называемых на жаргоне «Группы борьбы» «шнапсом»). Против даты 26 февраля 1952 года в отчете сообщается: «Диверсия на заводе высокочастотной аппаратуры связи в Обершпрее. Сбрасывание листовок с винтовой лестницы завода. Остановка с помощью «шнапса» 60-тонного гидравлического пресса. Не работало три смены. Каждая смена должна была выдать по 5—6 тысяч колпачков радиоламп».

Диверсант «Группы борьбы» Герхард Фогель изБёлена организовал по заданию резидентов Мильстера и Курта Байца диверсионную группу на бёленском комбинате имени Отто Гротеволя. 1 мая 1953 года эта группа предприняла попытку вывести из строя с помощью кислоты моторы грузовых автомобилей, выделенных для перевозки рабочих и служащих комбината. Агент Рудольф Штюбер из Берлина, с 1951 года поддерживавший связь с «Группой борьбы» под кличкой «Реттер», в числе прочих заданий получил от резидента Шледе указание разузнать, где установлены распределительные телефонные шкафы на Сталин-аллее и в некоторых других пунктах демократического сектора Восточного Берлина. Штюбер рассказал следственным органам Германской Демократической Республики, что Шледе намеревался вывести из строя эти распределительные телефонные шкафы руками «трех германцев», то есть банды в составе трех человек, совершавшей различные преступления по заданию «Группы борьбы». Диверсионный акт собирались осуществить с помощью специальной кислоты. Для маскировки банду должны были снабдить мотоциклами, форменной одеждой почтовых работников и поддельными ключами. По мнению Шледе, этот акт причинил бы серьезный ущерб, так как специальная кислота сразу же разъела бы все контакты, что нарушило бы телефонную связь.

Агент «Группы борьбы» Гизела Шмидт из Эрфурта, освобожденная недавно по амнистии, объявленной правительством Германской Демократической Республики, рассказала на допросе в следственных органах о тех усилиях, которые прилагает «Группа борьбы» для получения новых диверсионных средств: «Он (резидент Брун.— Прим. нем. изд.) сказал мне, что поскольку я по специальности химик, было бы неплохо, если бы я вывела грибок, разрушающий телеграфные столбы».

Поджоги. Целью всех поджогов, осуществляемых «Группой борьбы» как с помощью простых зажигательных средств (спичек), так и с помощью бензина, керосина, термита, растворов фосфора и т. п., почти всегда являлось полное уничтожение объекта. Поэтому поджоги причислялись к «высшей» категории диверсий. Агент РейнхардВейтлинг рассказал на допросе о том, как резидент «Группы борьбы» Герцог демонстрировал ему в штаб-квартире на Эрнст-Рингштрассе действие одного из зажигательных средств — термита: «На замощенном дворе лежала железная пластинка. Паульсен (кличка резидента Герцога.— Прим. нем изд.) насыпал термит в металлический сосуд величиной с батарею для карманного фонаря... В верхнее отверстие сосуда он вложил запал длиной около 8 см, покрытый в верхней части толстым слоем серы, затем зажег эту серу спичкой. Сера подожгла запал, от него воспламенился термит. Термит, развивающий очень высокую температуру, начал плавить железную пластинку, и через две—три минуты в ней образовалась дыра величиной с кулак».

Агент Вейтлинг сообщил также об указаниях, полученных от резидента Герцога относительно применения термита при диверсионных актах: «Паульсен придерживался мнения, что применение термита в ГДР будет чрезвычайно эффективным. По его мнению, с помощью термита можно в кратчайшее время вывести из строя находящиеся на стоянке автомобили, если поджечь пакеты с термитом на радиаторах. Далее он подчеркивал, что, заложив порядочную порцию термита на верхнем этаже, можно поджечь крупные, имеющие важное значение здания. Термит прожигает междуэтажные перекрытия, и огонь моментально распространяется по всему зданию. В этой связи Паульсен упомянул о том, что неделю тому назад полностью сгорел универмаг в Потсдаме. Его это очень обрадовало...» Агент «Группы борьбы» Иоахим Мюллер из Церпеншлейзе, действовавший под кличкой «Бюргер», в августе 1951 года получил от резидента Титце задание путем поджога уничтожить шоссейный мост через крупный судоходный канал возле Финовфурта. Целью диверсии был срыв Третьего всемирного фестиваля молодежи и студентов в Берлине. Мюллер получил от Титце несколько ампул с фосфором и дважды пытался поджечь мост. Эти диверсии были сорваны в результате бдительности населения и народной полиции. Пожары удалось ликвидировать в самом начале. Кроме того, Мюллер получил от Титце задание взорвать Парецкий шлюз на Науенском канале. При выполнении этого задания он был арестован вместе с женой, помогавшей ему в его преступной деятельности.

Агент «Группы борьбы» Альфред Вейгель из Цепелина (район Бютцов) получил от резидента Бруна задание поджечь стога сена и соломы на полях земли Мекленбург. Для этой цели Брун передал агенту десять зажигательных ампул. При аресте у Вейгеля было обнаружено большое число банок со взрывчаткой, подрывных зарядов и шашек специального назначения, зажигательных ампул и различное оружие. На допросе в следственных органах Германской Демократической Республики Вейгель показал, что найденные у него подрывные шашки предназначались для выведения из строя верфи в Ангермюнде и для уничтожения мачты высоковольтной линии электропередач, идущей на Гюстров. Дитер Дост из Берлина, несмотря на молодость, был завербован агентом «Группы борьбы» при посещении американского информационного центра в Западном Берлине — «Америка-хаус». Он получил задание поджечь сарай народного имения в Альбрехтсгофе, где в то время работал. Сменив затем место работы и устроившись в народном имении в Ланке, Дитер Дост поджег сарай и там. Сарай сгорел дотла, так как Дост воспользовался для поджога моментом, когда жители деревни были в кино.

Диверсант «Группы борьбы» Ральф Бомсдорф из Дрездена получил от резидента Мильстера много диверсионных заданий. Одно из них ему передал его сообщник агент Эрих Пельман. Последний на допросе показал: «На восьмой встрече Малик (кличка резидента Мильстера.— Прим. нем. изд.) сообщил мне, что я должен с целью уничтожения одного из павильонов выставки в Дрездене спрятать там две консервные банки с зажигательным составом и часовым механизмом. После возвращения от Малика я сообщил о задании Бомсдорфу и Петеру. Мы договорились, что я подожгу павильон на площади Единства, а Петер с Бомсдорфом — павильон на площади Постплац».

Диверсии с применением взрывчатых веществ. Самым опасным видом диверсионной деятельности являются диверсии с применением взрывчатых веществ. Цель как поджогов, так и диверсионных действий с применением сильных взрывчатых веществ состоит в полном уничтожении мостов, плотин, предприятий, электростанций и других промышленных объектов. Сведения о подобной деятельности имеются в отчете «Группы борьбы против бесчеловечности» за март 1952 года, составленном резидентом Шледе (он же Роллер): «5. Особые пожелания. а) Стоит подумать, нельзя ли создать средство в виде угольных брикетов, содержащих взрывчатое вещество. Это средство, имитированное под уголь, нашло бы довольно широкое применение в деятельности направления. Им можно было бы взорвать печи промышленных предприятий в Обершпрее, для которых, как правило, применяется брикетированный уголь. б) Поскольку паровозы восточной зоны также работают на брикетах, то кое-что можно было бы сделать и в этой области. Взорванные таким путем паровозы были бы выведены из строя».

Весной 1951 года «Группой борьбы против бесчеловечности» был разработан план широких диверсионных актов против акционерного общества «Висмут». Намечалось взорвать главную водопроводную магистраль. В результате были бы полностью затоплены несколько шахт в районе города Обершлема. Чтобы воспрепятствовать откачке воды, «Группа борьбы» планировала одновременно взорвать две трансформаторные подстанции. Этот план, который, несомненно, стоил бы жизни сотням шахтеров, был сорван в результате действий органов государственной безопасности Германской Демократической Республики.

Диверсант «Группы борьбы» Альбрехт Геслер с помощью противотанковых мин, оставшихся с войны, в нескольких местах подорвал железнодорожное полотно в земле Саксония-Ангальт. После первой диверсии на участке Магдебург — Дессау с рельсов сошел паровоз пассажирского поезда. Члены паровозной бригады получили ранения. Затем Геслер по заданию «Группы борьбы» совершил еще одну диверсию на быстроходной пассажирской автодрезине, доставлявшей посетителей на Лейпцигскую ярмарку. Взрыв сильно повредил автодрезину, три человека были тяжело ранены, пятеро получили легкие ранения.

Агент «Группы борьбы» Иоганн Бурианек из Берлина вместе со своей бандой по заданию резидента «Группы борьбы» Парея занимался шпионажем на важных народнохозяйственных предприятиях в восточном секторе Берлина с целью найти возможности для их временного выведения из строя или уничтожения. Бурианек передал «Группе борьбы» шпионские материалы (чертежи и письменные сведения) и дополнил их устными сообщениями. Кроме того, Бурианек и его банда шпионили на транспортных предприятиях. Затем Парей поручил Бурианеку подготовить взрыв железнодорожного моста возле Эркнера, чтобы парализовать на некоторое время движение на участке Берлин — Франкфурт-на-Одере и на автостраде Пренцлау — Берлин — Франкфурт-на-Одере. Взрыв моста намечался на то время, когда по нему должен был проходить скорый поезд. Эта диверсия была предупреждена органами государственной безопасности Германской Демократической Республики, арестовавшими Бурианека. В противном случае погибли бы многие пассажиры поезда — мужчины, женщины и дети.

По заданию резидента «Группы борьбы» Курта Байца экскурсовод Герхард Бенковиц из Веймара сфотографировал ряд важных объектов с намерением определить, куда поместить заряды, чтобы взрыв причинил наибольшие разрушения. Намечалось взорвать плотину на реке Заале, шестиарочный мост под Веймаром, мост Кегельбрюкке, путепроводы йенского шоссе над железнодорожным полотном, Дюрренбахский металлургический завод и другие объекты. Бенковиц провел соответствующую подготовку для уничтожения этих объектов в так называемый день «Икс». В частности, он достал тормозной башмак, с помощью которого перед взрывом хотел остановить поезд на шестиарочном мосту. Бенковиц заявил Верховному суду Германской Демократической Республики, что он без всяких колебаний пустил бы под откос и скорый поезд, и поезд с направляющимися в летний лагерь детьми.

Террор. Под террором понимается как угроза насильственных действий, так и их осуществление по отношению к отдельным лицам и широким слоям населения с целью вызвать чувство страха и всеобщей неуверенности. Основная цель террористических актов — всеми возможными средствами подорвать доверие граждан к демократическим порядкам, парализовать их стремление к строительству новой жизни, подавить готовность к борьбе за счастливое будущее народа...

Индивидуальный террор. Агент «Группы борьбы» ИоахимРаух из Эрфурта сообщил следственным органам Германской Демократической Республики об использовании переданных им шпионских донесений: «Я хотел дополнить собранные мною ранее шпионские сведения и вручить их «Группе борьбы» в начале марта 1952 года. Насколько мне известно, «Группа борьбы» сообщает фамилии граждан ГДР пропагандистской радиостанции РИАС, которая в своих передачах клевещет на этих лиц». ИоахимРаух на вопрос, что означает обнаруженный при нем список фамилий граждан Германской Демократической Республики, ответил: «Эти фамилии я получил в феврале 1952 года от «Группы борьбы». Это прогрессивно настроенные лица, от которых особо предостерегают «Группа борьбы» и шпионская организация «Следственный комитет свободных юристов». Я записал фамилии этих граждан для того, чтобы снабжать этих лиц провокационной литературой в первую очередь».

Агент «Группы борьбы» Герхард Хейдер (клички Эберт, Курце) из Кведлинбурга составил по заданию резидента Хеннига письма с угрозами и разослал их видным деятелям демократических партий и массовых организаций в районе Кведлинбурга. Он изготовил также «траурные извещения» и послал их женам этих деятелей. Высказав «искренние соболезнования по поводу предстоящей скорой кончины супруга», то есть угрожая убийством, он пытался внушить страх женщинам и детям. Он помещал в районных газетах извещения о смерти прогрессивных деятелей, подписывая их именами жен. Хейдер дошел до того, что под видом родственника поручил похоронному бюро забрать «труп» одного совершенно здорового бургомистра. Таким террором «Группа борьбы» хотела добиться, чтобы родственники упросили своих близких отказаться от активной общественной деятельности.

Главарь банды «Группы борьбы» Иозеф Клупп из города Зейффена по заданию резидента Курта Байца должен был добыть служебные удостоверения сотрудников народной полиции и членские билеты СЕПГ (Социалистической единой партии Германии). Байц посоветовал организовать нападение на полицейских и членов СЕПГ и в это время украсть билеты и удостоверения. Клупп приказал четырем членам своей банды произвести вооруженное нападение на патруль пограничной полиции в долине реки Раушенбах.

Главарь банды «Группы борьбы» Герберт Хёзе (кличка «Фердинанд») из Берлина со своей бандой, состоявшей из подростков-хулиганов, осуществил ряд террористических актов на границе секторов в Большом Берлине. В частности, по заданию резидента «Группы борьбы» Шледе банда с помощью фосфорных ампул подожгла расположенные у границы киоски государственной торговой организации, потребительского кооператива и частный киоск, а также камнями выбила стекла витрин магазина. Бандиты избили прохожих, которые хотели помешать их бесчинствам. Они сбили с ног полицейского, жестоко избили его и утащили в западный сектор Берлина. Хулиганы до потери сознания избили женщину, кондуктора трамвая и забросали камнями пожарников.

Следственные органы ГДР располагают доказательствами того, что «Группа борьбы» занимается подстрекательством к убийству и даже непосредственно дает задания на убийства. Так, в июле 1952 года агенты «Группы борьбы» наклеили на дверях квартир западноберлинских граждан, выступавших против ремилитаризации Западной Германии, желтые листки с надписью: «Убей их!». Когда житель Целендорфа Петер К. обратился в связи с этим к верховному прокурору Западного Берлина Кантору с жалобой, в которой обвинял «Группу борьбы» в подстрекательстве к убийству, Кантор отклонил эту жалобу под предлогом, что «судебное разбирательство лишено общественного интереса».

Агент «Группы борьбы» Вернер Кальковский был одним из коноводов неудавшегося фашистского путча 17 июня 1953 года в Берлине. Относительно инструкций, полученных его бандой от «Группы борьбы», он сообщил на допросе следующее: «Мы получили задание нападать на правительственные здания, устраивать поджоги, грабить магазины, убивать полицейских и выступать с оружием против государственных органов».

Начальник оперативного отдела «Группы борьбы» Герд Байц готовил отравление руководящих деятелей Германской Демократической Республики. Он приказал подчиненной ему химико-технической лаборатории изготовить сильный яд контактного действия. Одно только прикосновение к незначительному количеству такого яда вызывало тяжелые последствия для здоровья или влекло за собой смерть. Байц должен был пропитать этим ядом бумаги, которые под видом прошений или запросов от населения намеревался отправить государственным и партийным руководителям Германской Демократической Республики. Главный химик «Группы борьбы» Вольфганг Кайзер изготовил яд контактного действия. На заседании Первого сената по уголовным делам Верховного суда Германской Демократической Республики Кайзера спросили об эффективности этого яда. Он подтвердил, что яда, который находился в распоряжении «Группы борьбы», вполне хватило бы для отравления большого количества людей.

 Подтверждение этих слов можно найти в выступлении бывшего резидента «Группы борьбы» Вагнера на пресс-конференции 20 октября 1955 года в Берлине: «Я должен заявить мировой общественности, что псевдогуманистическая организация «Группа борьбы против бесчеловечности» не только изготовляет, но и применяет яды. Через бывшего начальника направления «Саксония» Курта Мильстера (кличка «Малик») Байц дал задание проживавшему ранее в Лейпциге ветеринару В. Шёбе организовать отравления». Вальтер Шёбе из Лейпцига, как ветеринарный врач, имел пропуск на лейпцигскую бойню. Он получил несколько граммов яда от «Группы борьбы» и отравил значительное количество мяса. К счастью, отравление удалось обнаружить до поступления мяса в продажу.

Массовый террор. Вряд ли можно провести точную границу между индивидуальным и массовым террором, так как различные методы индивидуального террора применялись «Группой борьбы» и для терроризирования масс. Со времени своего основания «Группа борьбы» передавала главным образом через подчиненную американской разведке радиостанцию РИАС лживые сообщения о Германской Демократической Республике, имевщие единственной целью держать в постоянной тревоге население ГДР и подрывать его доверие к власти. В неоднократных сообщениях о положении со снабжением в Германской Демократической Республике говорилось о якобы намечаемом повышении цен и ожидаемой нехватке различных промышленных товаров. Цель таких передач — заставить население делать так называемые «панические закупки». Паника должна была создать действительную нехватку товаров, дезорганизовать плановое снабжение и вызвать таким путем недовольство. Лживым сообщением о предстоящей денежной реформе преследовалась цель заставить население Германской Демократической Республики закрыть свои счета в банках и сберегательных кассах, в результате чего резко возросло бы количество денежных знаков в обращении и спрос на товары значительно превысил бы предложение, а финансовый план и снабжение в ГДР были бы дезорганизованы.

Главарь банды «Группы борьбы» Гельмут Мец из Берлина получил задание совершить в Западном Берлине налеты на учреждения и дома демократических организаций, разгромить их и представить в «Группу борьбы» такие «трофеи», как знамена, документы и картотеки. Мец выполнил это задание без малейшего колебания. В сентябре 1951 года хулиганы во главе с Мецем разгромили помещения для собраний в Шпандау и в Веддинге (Западный Берлин). В середине августа 1952 года другая банда, также организованная «Группой борьбы», у станции городской железной дороги Вестэнд (английский сектор) напала на группу западноберлинских юношей и девушек, которые направлялись в клуб Союза свободной немецкой молодежи. Бандиты избили несколько человек, а затем разгромили клуб, разбрасывая ампулы с дурнопахнущей жидкостью и другими аналогичными средствами. Агентам рекомендовалось применять подобные средства террора в первую очередь в местах большого скопления людей, например в универмагах и крупных ресторанах, на собраниях и демонстрациях, в кино, театрах и других культурных учреждениях. Цель таких террористических действий — вызвать панику, озлобить население и помешать посещению этих учреждений.

Агент «Группы борьбы» Иоахим Мюллер из Церпеншлейзе получил от резидента Титце задание во время референдума в июне 1951 года проникнуть в помещение для голосования в Церпеншлейзе и забросать его ампулами с дурнопахнущей жидкостью. Он получил десять ампул с кислотой, вызывающей рвоту. Мюллер выполнил это задание. Агент «Группы борьбы» Эрих Маллаун из Лейпцига получил около 50 ампул с дурнопахнущей жидкостью и зажигательным составом. Применяя их, он должен был терроризировать покупателей государственных и кооперативных магазинов. Маллаун разбрасывал ампулы во время наибольшего скопления людей в лейпцигских магазинах и кафе.

Эти примеры помогают понять действительные цели «Группы борьбы против бесчеловечности». Сходы поездов с рельс, лесные пожары, фальшивые партии товаров и т.д. – не случайности, как может показаться на первый взгляд, а чётко продуманный и реализованный план. И конечно, этими примерами не ограничивается деятельность пятой колонны. Методы могут быть различны и совершенствоваться изо дня в день. Вот ещё один пример, который актуален и по сей день, как и вышеперечисленные. В январе — феврале 1954 года в Берлине состоялось совещание министров иностранных дел СССР, Великобритании, Франции и США.

За несколько недель до этого, 17 декабря 1953 года, в доме западноберлинского сенатора по внутренним делам (в так называемом «Восточном бюро» сената) в 10 часов утра собрались на секретное совещание от 20 до 30 руководящих сотрудников организаций «Группы борьбы против бесчеловечности», «Следственного комитета свободных юристов» и др. Главным пунктом повестки дня этого секретного совещания было обсуждение мероприятий по срыву Берлинского совещания министров иностранных дел. Участники совещания, в частности, приняли следующие решения:

1. Составить такие фальшивые документы, из которых следовало бы, что Центральный комитет СЕПГ (Социалистической единой партии Германии) намеревается не допустить воссоединения страны.

2. Написать письма, якобы исходящие от граждан Германской Демократической Республики, и послать их американской делегации. Из писем должно явствовать, что население ГДР просит у западных держав защиты и требует создать такие же условия, как и в Западной Германии.

Главную роль в проведении этих акций играла «Группа борьбы против бесчеловечности», так как начальник оперативного отдела Герд Байц получил аналогичное задание от американской разведки. Бывший резидент «Группы борьбы» Вагнер заявил по этому поводу на пресс-конференции 20 октября 1955 года в Берлине: «На внезапно созванном совещании оперативного отдела, состоявшемся в моей бывшей квартире в Лихтерфельде-Вест (Западный Берлин), он (имеется в виду Герд Байц.— Прим. нем. изд.) заявил, что прибыл с совещания у «кормильца» (имеется в виду американская разведка.— Прим. нем. изд.), который дал «Группе борьбы» особое задание в связи с Берлинским совещанием министров иностранных дел.Байц сообщил, что для того, чтобы помочь государственному секретарю США аргументировать свое выступление на Берлинском совещании против Министра иностранных дел Советского Союза, мы должны немедленно приступить к написанию писем и почтовых открыток, адресованных Даллесу. Нужно создать видимость, что они написаны жителями Германской Демократической Республики. Содержание писем должно выражать отрицательное отношение населения ГДР к своему правительству. Одновременно в письмах должна содержаться просьба к американскому государственному секретарю не идти на компромиссы. В тексте следует указать, что автор попросил родственников или знакомых опустить письмо в Западном Берлине. Для написания возможно большего количества таких писем Байц распорядился привлечь к этой работе всех секретарей, жен и детей каждого начальника направления. Ко всем бывшим агентам, находившимся в Западной Германии, обратились с просьбой принять участие в этой акции. В качестве награды им вручалось от 5 до 10 марок. Благодаря таким мошенническим методам в течение недели было отослано от 10 до 12 тысяч фальшивых писем. Настоятельно указывалось на особо секретный характер этих действий. Байц подчеркнул, что «Группа борьбы» пользуется особым доверием «кормильца», который надеется, что общественность ничего не узнает об истинном происхождении писем. На одном из последующих служебных совещаний нам сообщили, что акция увенчалась полным успехом. Проживающие в Западной Германии агенты получили впоследствии из берлинского представительства госдепартамента США благодарственные письма. О так называемых «посланиях от населения ГДР» сообщали радиостанция РИАС и другие; поступившие письма демонстрировались в еженедельной кинохронике. В оперативном отделе дружно смеялись, когда техник Кубиц (имеется в виду Штенцель.— Прим. нем. изд.) сказал, что среди демонстрировавшихся в кинохронике писем он узнал свое собственное письмо».

Руководство «Группы» не церемонилось со своими подчинёнными. Одного из агентов, попросивших помощи, когда он был разоблачён, попросили больше не беспокоить «Группу борьбы». Наградой ему за его труды стали отпускные 100 марок, а также совет покинуть Западный Берлин и устроиться на работу.

Даже создателя организации Хильдебрандта сместили с должности и отправили в лечебницу для нервнобольных. Этот незатейливый финал приготовили ему покровители за растрату денежных средств.

Александр Каракулько






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.